Виртуальная планета. Творческий форум.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Атмосфера

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Глава первая: КАФЕ

В кафе было тихо и, по домашнему, уютно. Знакомство через интернет, по рассказам друзей ни к чему хорошему никогда не приводило. Но я согласился и ждал свою музу. Безликий, анонимный чат. Где словно из воздуха появляются фразы и ты ловишь ту волну, которая тебе нравится. Я поймал свою волну, и как мне кажется, она поймала свою, т.е. меня. Дело случая - как же иначе. Мы постепенно разговорились и, через узкие рамки виртуальных букв, она узнала обо мне практически все. Сейчас, я ковырялся острым краем зубочистки в мозоли на правой ладони и пытался придумать охапку тем для разговора. Путного ничего не выходило. С минуту на минуту она должна была уже появиться.

“Экспромтом будет лучше всего” - решил я в конце концов, и заказал кофе и пару булочек с сыром. В этом кафе они были великолепны. Несмотря на кажущуюся легкомысленность подобной пищи, послевкусие от них было таким... как будто ты съел крепкий кусок сыра, заев их свежайшим батоном. Наверное, они были просто очень сытными. Не более того, да и голод любит преувеличивать приятное и уменьшать худшее.  Я поймал себя на мысли, что такими словами можно было описать любые наркотики. Что их высокая ценность заключена именно в голоде. Будь человеком сытым - наверное, смог бы отнестись к подобной пище более объективно. Но это как сигареты - они словно создают внутри тебя второй желудок и он постоянно хочет есть. Благо питается исключительно одним никотином.
- Это ты? - на плечо легла маленькая, женская ладошка. Ощущение что человек не знает где найти границу между пожатием плеча как хорошие знакомые или пожать дипломатично, оставаясь как бы ни при делах. Одним словом, моя знакомая незнакомка виляла в неуловимой толерантности контакта мало знакомых людей.
- Да, это я - присаживайся, я заказал кофе и булочки с сыром. Вечером пекут свежую партию, не пожалеешь.

Фотографиями мы не обменивались и легкий холодок, что волна, так лихо накрывшая меня, окажется мусорным болотом, не оправдала ожидания. Это была волна не тронутого человеком озера. Струилась, как шифон на ее платье. Аккуратно присев, и поставив локти на стол, сложив ладони у подбородка, она взглянула на меня. А я не мог оторвать взгляд от натянувшейся кожи на ее ключицах.
- Ты выглядишь уставшим - она наклонила голову вбок и посмотрела немного снизу вверх. Со стороны казалось, что она пытается заглянуть мне под веки.
- Думал много - работа такая. Думать.
- А почему ты не дышишь?

Ее вопрос застал врасплох, отлично понимая, что она имеет ввиду, ум быстро перебил варианты, но в итоге отказался от дальнейших поисков, сказав, что его руки чисты. Перехватив зубочистку из одного угла рта в другой, я засмотрелся на узор на скатерти.
- Ты же знаешь что это сложно.
- У меня это получилось через 3 месяца.
- Каково оно?

Вместо ответа она взмахнула руками. Оптическая иллюзия -  она соткала этот жест настолько плавно, что казалось кости исчезли из ее рук и как две белоснежные ленты в замедленном действии заколыхались в прозрачной воде.
- Твои руки похожи на карандаши.
- Какие карандаши?
- В детстве был такой фокус... - я вытащил из кармана ручку и, зажав ее конец между большим и указательным пальцем, начал качать кистью. Девушка засмотрелась. Я знал, что она видит. Ручка двигалась так, словно была сделана из резины, а на самом деле - жесткий пластик.
- Так ты видишь мои руки? Забавно, а мне просто нравится так делать. Приеду домой, посмотрю, как это выглядит в зеркале.

Официант принес кофе и поставил ароматно дымящуюся чашку с булочками в центр столика. Я подавил желание не наброситься на угощение в ту же секунду.
- Дышать все время... Я могу объяснить лишь на примере - по другому не получится.
- Мне так будет понятней - я отхлебнул кофе и отщипнул кусочек булочки, сделав лицо джентльмена, которое говорило, что просто пробую пищу на вкус, проверяя не отравлена ли она. Солено-горячий вкус выпечки залил язык и проскользнул по глотке дальше в тело.
- Когда я не дышала, я двигалась в мире, а он был неподвижен. А когда я начала дышать, то я стала неподвижной - а мир стал двигаться вокруг. Каждую минуту, секунду, мгновение. Ничего не остается таким каким было до этого.

Она взмахнула руками и с легкой улыбкой зажмурилась от удовольствия. Потом наклонилась ко мне поближе и как по секрету прошептала
- Я все время в центре, понимаешь? Раньше я думала, что центра в мире не существует, а теперь я точно знаю что он есть.
- И где он? - когда сидишь с человеком, который дышит, поневоле начинаешь дышать сам. Скорость мыслей начала заметно идти на спад.

Она прикоснулась пальцем к  центру лба.
- Я его чувствую здесь, ну иногда чувствую его в глазах. Но так как двух центров не бывает, то я считаю, что он здесь - она легонько постучала кончиком ногтя по точке центра лба.

Вскоре тема дыхания была закрыта, я не зная что говорить делал умное лицо и слушал ее. Чужая искренность вызывает странное ощущение чистоты. Я смотрел на нее, слушал всю эту отвлеченную трескотню о работе, племянниках, бывших парнях и прочую чепуху. Смотрел и чувствовал, как моя жизнь медленно стекает через пятки в глубину бетонного пола кафе. Словно хороший фильм, от которого невозможно оторваться, боишься хрустнуть попкорном, пропустить момент или моргнуть. Краем мысли осознаешь, что если ты ворвешься в эту жизнь, начнешь сам играть роль, то все будет уже не так. Бесконечные сравнения “хорошо” и “плохо” ворвутся и переполнят тебя. И выныриваешь только когда появляется новое кино, в стакане недопитый алкоголь, время вернулось и комнату заполняет полумрак. И на твоем лице остывают краски чужой жизни. Даже самая скучная жизнь со стороны кажется интересной. И даже самая интересная жизнь кажется тебе скучной, если это твоя жизнь.
- Что ты сказал? - девушка внимательно смотрела на меня, ожидая ответа.
- Я... я вроде как молчал, слушал тебя.
- Нет, ты сказал что-то про траву у соседа. Что зеленее...
- Пойдем отсюда.
Уголки глаз потянулись вверх, на лице скользнула понимающая улыбка. Я помог ей накинуть плащ на плечи и натянул куртку на себя. Оставив чаевых, не слишком расторопному официанту, мы, не дожидаясь его прихода, вышли из кафе.
- Закрой глаза и иди - она взяла меня за руку, а я послушно прикрыл глаза, очутившись в океане звуков.
- Я один раз жил целый день как слепой.
- И каково оно? - судя по звукам ее каблуков, асфальт сменился на нечто более мягкое. Да и мои туфли уже не ощущали тяжелой, не естественной, ввиду отсутствия упругости, тяжести пола.
- Ничего особенного. Уши полностью заменяют глаза, ну... через часа три. Сначала жутко хочется открыть глаза, глотнуть цвета и геометрии линий. Даже дышал как рыба, выброшенная на пекло пляжа.
- А сейчас уши тебе помогают? - она отпустила руку и я тут же, покачнувшись, остановился.

Наверное, со стороны это выглядело крайне глупо. Фантазия тут же нарисовала чудную картинку, что я стою на краю обрыва, при этом, куда бы я ни повернулся, в любой стороне света меня неизменно ждал бы обрыв. Расставив ноги шире, я вертел головой, как локаторами впитывая каждый звук. Регистрируя его в непроглядной тьме как новый кусочек реальности. Тут же проверяя на прочность. Можно ли доверять тому далекому крику или тому скрипу резко остановившейся машины?
- Я знаю, что ты чувствуешь. Сейчас ты доверяешь тому, что вдалеке и не веришь тому, что вблизи. Ведь так? - она снова взяла меня за запястье и мягко потянула влево, я сделал неуклюжий первый шаг в ее сторону.

Она была права. Даже самые душераздирающие крики не доставляли столько страхов и сомнений, как легкое покашливание в метре от меня.
- Мы пришли. Можешь открыть глаза. Мы все чуточку слепые.

Я часто моргал, восстанавливая зрение, словно настраивая ручку приема сигнала на стареньком, ламповом телевизоре. Вот-вот, помех уже меньше, тьма уходит под ярким светом изображения, подключается звук и магия глаз сделала свое дело. Я вновь в плену нескончаемых линий и цвета.
- Уверен, что ты говоришь не об очках.
- Нет, о них - она поправила на носу дужку очков.

Подойдя ближе, я аккуратно снял с нее очки и напялил на себя. Они были не такие широкие, как требовал обхват черепа, но все же более-менее сносно уселись на носу. Взглянув вперед, я не увидел разницы. Мы стояли на небольшом пригорке, впереди была шумная автострада. А так как уже был вечер, то вместо машин по дороге носились лишь огоньки фар. Я снял очки и отдал их хозяйке.
- Твои очки либо без диоптрий, либо они подходят для меня чересчур идеально.

Она хихикнула в кулачок, совсем по-детски. Словно скрывая от взрослого глупую правду, которую все знают.
- Да, это простое стекло. Это привычка осталась после университета. Странно в том что, когда я в очках люди видят меня другой, нежели когда я без очков. И я соответственно вижу их новое отношение ко мне и отношусь к ним по другому.
- Ты воспринимаешь мир только на основе чужих... - она накрыла мне рот ладонью, поморщившись.
- Это делают все. И ты, и я, и каждый кто хотя бы раз в жизни пил молоко - в ее интонации были слышны всплески гнева. Похоже, она часто спорила на эту тему и сейчас решила выложить все аргументы, сразу оставляя меня, как противника, безоружным. Битвы на земле, которую уже завоевал не вызывают жажды победы или поражения, они вызывают лишь раздражение.
- Ну, неужели ты сам этого не видишь? Мы зеркала друг друга, чтобы ни говорили об этом всевозможные философии, но это до жути скучное чувство. Если ты лишь отражение и то кого ты отражаешь, тоже является отражением, то где находится отражаемое? Ответ прост - отражения не существует. И это улей из которого вылетают все виды скук в жизни.

Тут уж наморщился я, в студенческие годы подобными разговорами, не имеющие начала и конца, были переполнены посиделки с друзьями. Вдобавок, если приглашали в гости девушек, которым скоро нужно было сдавать философию, то пиши пропало. Сравнительную характеристику о том, что думал Платон в молодости и Юнг в старости мы получали в избытке. Скользнув языком по зубу мудрости, будто желая от него подмоги, я выпалил из всех стволов, решая сломить ее сейчас или никогда.
- Даже если ты говоришь с точки зрения метафизики и прочей абстрактной чепухи - мы можем быть зеркалами лишь наполовину. Да, мы воспринимаем себя через призму людей на нас смотрящих. Но ведь они смотрят! А люди смотрят лишь туда, где интересно. А на самого себя человек смотрит лишь по утрам, да и скользнет отражением в боковом стекле, когда будет открывать дверцу автомобиля. Отражение формирует нас будущих, но настоящее - оно реально. Мы его собираем воедино вот этими руками - мотивы, да. Мотивы чтобы собрать этот момент идет из мнений окружающих. Но большую часть мы выбираем из памяти, желаний и возможностей. Мы не настолько социально зависимы, как ты себе все нарисовала... Иначе Робинзон Крузо умер бы сразу, не дождавшись Пятницы и не пережил бы всех этих приключений.

На ее лице расплылась спокойная улыбка. Такая бывает, лишь, когда ты пришел с холодной улицы, дождался, пока ванна наполнится, и мягко окунул  тело в горячую призму воды. Расслабление вместе с удовольствием.
- Прости меня.
- За что? - во мне все еще горело желание спорить, и я присел на корточки, потянувшись рукой в карман за сигаретами.
- Это была проверка.

Недоуменным взглядом я посмотрел на нее снизу вверх.
- Ну, я же должна посмотреть какой ты... в бою - она снова по-детски хихикнула в кулачок.

Я вздохнул, ну да, можно было догадаться. На сырое мясо, только голодный волк бежит. А голодный значит слабый. Поймала.
- И как я тебе “в бою”?
- Несносный, как и всегда. Но не переживай, мне это нравится.

Она посмотрела вдаль, за тянущиеся, далеко вдаль, иглы темных сосен. Я встал рядом и выкинул сигарету, сейчас она уже не имела значения. Нет ран - нечего зализывать.
- А ты странная. Но приемчики чисто женские. Ты бы поаккуратней, а не то скатишься в банальность.

Пальчики скользнули по дужке очков, она сняла их. И тем же самым жестом - плавным, как лента, швырнула их в ближайший овраг.
- Говорят что “время покажет”, но я умею дышать, поэтому время мне не помощник - она скользнула губами по моей щеке, оставляя прощальный поцелуй. Ее пальцы ловко поймали мою ладонь и вложили в нее кусочек бумаги.
- Я сама покажу тебе, что будет дальше. Мне пора.
- Как тебя зовут? Ты не назвала своего имени, а то, которое было в чате слишком длинное - я крикнул это уже смотря ей в спину. Она не отвечала.

Я уселся прямо на траву и чиркнул спичкой. Наблюдая как ее платье становится все меньше и меньше. В ладони лежал обрывок от салфетки и на нем скорым почерком было написано ее имя.
Подумав, что “просто ответить, талант не позволяет, да?” - я закрыл глаза и упал спиной на траву. Темнота с радостным умиротворением приняла в гости и я пожалел, что не прихватил с собой палатки. Чудная, теплая ночь, да и вокруг ни души. Всем телом ощущая, как звезды покалывают мою кожу. Они смотрели на меня. Как бы странно это ни звучало, но каждая из них - сейчас смотрела на меня. Смотрели бесхитростно и честно. Я положил руки под голову и задремал. К черту палатку, летом можно спать и так.

Глава вторая: ПРОБУЖДЕНИЕ

Во сне меня что-то сильно щипало за руку. Я придумывал громадные фантазии, чтобы избавиться от этого наваждения, но нервы посылали импульс за импульсом, всасывая в реальность снова. С трудом открыв веки, я сделал попытку посмотреть на то что так сильно возвращало меня в новый день полный радости и свершений, как врут нам психологи в своих книжках. Оказалось это был мужчина сидящий рядом и методично щипавший меня за руку, он смотрел куда-то вдаль, но в тоже время его “вдаль” заканчивалось на рукаве моей куртке. Поэтому можно было сразу понять, что он пьян. Так как только человек с сознанием расширенным алкоголем может увидеть большое в маленьком. Люди трезвые делают наоборот они придумывают что в большом есть маленькое. Обманывают себя первые и вторые. Размер всегда впору содержимому, достаточно зайти в обувной магазин и попробовать одеть на свой 42 размер сапожки 36-го. Муссируя в себе подобные мысли, я повернул голову. Это я так себе сначала подумал, что “повернул”, на самом деле дальше мысли дело не пошло. Тело чувствовалось как оболочка папье-машье полностью полая внутри.
- Пока я тебе не разрешу, ты не сможешь двигаться.

Голос мужчины сидящего рядом показался удивительно знакомым, это была некая смесь голосов - большей частью преподавателей. Школа, университет, курсы по повышению квалификации - в каждом из учителей нашей жизни есть нечто одно. Это “одно” особенно чувствуется в голосе. Некая несгибаемая сила, которая несет в себе знания. Мы шутим и обливаем сарказмом каждую фразу или слово похожее на половые органы или описание прелюбодеяния, после произнесения которых нас ставили в угол или выгоняли из аудитории. Голос был соткан из громадного количества памятных мне людей. Разбери его на ниточки - и я бы рассказал о каждом по паре-тройке чудных, веселых историй. Но все они вместе мешали настроиться на что-то одно. Сглотнув слюну я промычал нечто неопределенное - голосовые связки работали успешно. Да и шмыргнуть носом получилось. Значит лишь тело не в моей власти, а голова таки работает. Ну, и слава богу. Когда-то я считал, что лучший отдых - это побыть инвалидом, чтобы работали только веки. Осознание того что ты абсолютно ничего не можешь делать - смирение с этим, убивает все желания и погружает тебя в бесконечный сон в котором ты не видишь граней. Думаю, найдется пара умников готовых поспорить, что пара недель в Турции по льготной путевке лучше. Но я уберу из понятия “отдых” алкоголь и оппонент скуксится. Отдых по инвалидности самый не затратный способ расслабиться и вернуться в поток правильных мыслей.
- Ссать под себя это не круто, брат.
- Я что снова говорю вслух? - я сморгнул последние остатки сна и зарекся не задумываться при людях. Чем черт не шутит, еще разболтаю чего лишнего.
- Я думал ты спросишь, что ты это сделал пока спал.
- Спросил бы, если бы чувствовал мокроту в промежности, раз ее нет - значит все хорошо.
- Важно не это, важно то, что я не могу понять, почему ты можешь думать.
Я посмотрел на небо. Облака изменялись слишком быстро. Неестественно быстро, как в ускоренной съемке они двигались рваной ватой, соединяясь и разрываясь снова и снова, то темнея, то светлее.
- Ну, раз ты подчинил себе мое тело, значит и правда неясно, почему я могу думать без твоей указки.

Он вновь ущипнул меня. Сарказм наказуем физической расправой, если у собеседника нет чувства юмора.
- Ты часть моего сна. Я тебя создал, ты мне снишься.

Прикрыв глаза, я начал прокручивать события последних пару дней. И употребление веществ закидывающих мозги в неизвестные каньоны с компотом фантазий там не числились. Я лежал на траве, светлело, была слышна автострада. Откуда-то издалека чувствовался запах едкого дыма, словно горели покрышки или пластик. Я подумал, что неплохо было бы сейчас перекусить или хотя бы выпить, а то разговор не клеился, да и ситуация требовала разъяснения.
- Это вряд-ли - голос перенесся с левой стороны на правую.
- Может, все-таки расскажешь в чем дело?
- Не люблю повторяться. Ты часть моего сна.
- А как проверить?
- Какой ты мрачный человек, с тобой случилось чудо, а ты сопротивляешься.
- В кругу людей с высшим образованием это называется “разумностью”, мы с помощью нее определяем был-ли трип действительно общением с высшими силами или дилер с транквилизаторами был нечист на руку. Впрочем выхлоп всегда одинаков.

Сосед хохотнул и тут же начал сильно кашлять. Сложно описать “сильно” кашлял. Есть люди которые кашляют чуть-чуть, есть кто “нормально” и дальше вроде как классификация останавливается, а тут он действительно сильно кашлял. Громко и со звуками выходящей слюны из горла. Прижав рукав ко рту, он вытер губ.
- Мне осталось совсем чуть-чуть, и в магазине я купил это желание.

Большим пальцем мне удалось подвинуть кольцо на среднем пальце. Похоже, когда сосед отвлекался, то и его ненавистные щупальца власти сходили с тела, возвращая свободу движения. Хоть и мизерную, но только алчность заставляет нас мерить свободу, отрекаясь от истины, что свобода, либо есть либо ее нет. Я зажмурил один глаз, потом второй, доказав еще раз уму, что реальность это вранье. При закрытом левом - солнце находилось в одном месте, а при закрытом правом - в другом. И почему об этом Будда не писал, современные последователи были бы рады простым метафорам, работающим в миру.
- Маловато у тебя было денег, раз ты купил сон со мной.е
- Это правда, был еще вариант поговорить с отцом, но я не захотел. Что я ему скажу? Что нужно он и так знал, а попав за границу смерти, он узнал полностью. Не ты один уважаешь буддизм.

Мне показалось, что закрой глаза я еще раз, и провалюсь куда-то глубоко вниз, в тяжелую зыбкую черноту земли, которая засосет и расщепит тело на питательные элементы для очередного бессмысленного массива деревьев. Чертовы защитники экологии, могут лишь ходить на митинги, да мясо не есть, а как самого себя пустить на удобрение, так трусят.

Сосед закашлялся вновь, и теперь я увидел маленькие брызги крови.
- Ты болен?
- Да, у меня... - последнее слово смазалось, как будто его закрыли белым шумом невидимые операторы.

Он улыбнулся и, взглянув на часы, сказал:
- Ты не знаешь этого слова, поэтому не услышал названия болезни. Здесь отключена возможность обучения. Впрочем, твои знания здесь тоже заблокированы большей частью. Можешь покопаться в моих если интересно. Но имей ввиду - ты увидишь там лишь то что знаешь сам.

Скорчив гримасу заумного профессора, сосед сделал глоток из бутылки. А я попытался вспомнить пару труднопроизносимых, научных терминов означающих какую-нибудь мелкую ерунду. Все большое называется просто: атом, война, фэйсбук. Ничего не удалось.
- Без обид, но словарь у тебя действительно не богатый.
- Да я строителем был, какое там образование, хотя Гессе любил.

Я, втайне, ненавидел Гессе за его любовь к нескончаемым предложениям.
- Что в магазине еще было? Может, вернешь чек и выберешь что-нибудь поинтереснее?
- А мне и так хорошо. Этот сон все, что мне осталось.
- Где мы?
- Тебе, не все ли равно? Время на исходе, посмотри вдаль, сам увидишь.

Взглянув по направлению руки соседа, я увидел что “вдаль” медленно исчезала, бескрайние, острые верхушки елок просто испарялись, не оставляя за собой ничего. Нет, не белый или черный лист, а именно ничего. В образующемся пространстве пропадало привычное глазам восприятие “близко-далеко”, даже цвет не имел имени.
- Я в коме, и сейчас меня отключат добрые родственники. Собственно, я не против, но могли бы еще в больнице подержать. У меня осталось немного монет. Смогу потратить, сделав доброе дело. Так, напоследок.
- Как я очутился в твоем сне?
- Этот мужик в балахоне, сказал, что это новая фишка такая. Что, несмотря на то что я сам выбираю сон по вкусу, собеседники будут со своим сознанием. Еще какую-то интригу обещал... ну незнаю. Я сильно перепуганный был.
- Ты скоро умрешь. Каково это? Страшно?

Сосед хмыкнул и приложился к бутылке. Сглотнув, он коротко выругался и счастливо улыбнулся, словно солдат после боев идущий разбираться с последним хлюпеньким врагом. Полностью осознающий свою победу, да и возможность поражения тоже.

“Наверное он русский, только они могут пить алкоголь не закусывая” - фраза пронеслась в голове всего мгновение, а сосед тут же повернул голову и остро посмотрел на меня суженным взглядом. Потом широко улыбнулся и отвернулся. Поглощение пространства продолжалось полным ходом. До нас оставалось меньше километра.
- Да, я из России. А умирать... Страшно? - он сделал такую рожу, словно выходец из школы доказывал бакалавру по математике, что интеграл ему никогда не пригодится. Полеты в космос конечно же только гуманитарии прописывают, ага.
- Знаешь, есть большое сожаление, что чего-то там не успел, не доделал. Ну, вот сейчас меня уже взвесили. И на чаше с добрыми и плохими делами, перевесила хорошая. И поэтому остаток добрых я мог потратить на “последнее желание”. Ты же понимаешь, что не просто так это фразочка еще в средневековье была популярна.
- Так там это было скорее уважение к умирающему.
- Даже насильнику? Нет, этот обряд подхватили монахи, под каким-то мудреным веществом, и чтобы быть ближе к богу, решили скопировать это на земле. Вот только взвешивание они забыли, ну это и понятно - кто же будет вести историю жизни каждого человека.
- Сегодня это делают социальные сети. По статусам можно понять, что человек думает.
- Как ты человека-то не любишь. По статусам можно понять то, что на поверхности. Я вот, например, в юности бабушку через дорогу перевел, у того в плаще спрашиваю - почему это плохой поступок был. А он мне “так это дочка Геббельса была, на 15 поколений в будущее к таким людям даже прикасаться грех”.

Сосед расхохотался громко и широко, словно этим смехом пытался увеличить пространство вокруг себя, но неумолимый хаос, пестрящий на краях серыми блестками сужался вокруг нас все сильнее.
- А когда это кончится, что с тобой будет дальше?
- Ну как этот в плаще сказал, память об этой жизни закроют, и я стану чистым, ну и закинут в следующую жизнь. Сейчас вот кончится купленное, меня как раз отключат и дальше на выбор семьи. Плохонькая будет... мало я постиг в жизни.
- А со мной что?
- А ты сейчас проснешься и спасешь ту которая осталась в машине.

Не успев выразить отрицающую реплику, я почувствовал удар в грудь, словно это был резиновый молот с силой упавший на грудную клетку. Сердце забилось, и тело начало наливаться кровью, словно ее до этого не было, она начала двигаться по жилам и я начал дышать. Оказывается все это время я не дышал. Воздух рванул в легкие, и я зажмурился от переизбытка кислорода и мутного состояния “вертолет” в голове. Проснулся я уже на дороге, было раннее утро, рядом со мной дымилась машина и сбитый столб на обочине означающий, что обгон грузовых запрещен. Мотая головой, я тут же освободил желудок, язык обжег спирт. Я был пьян? Рядом с грохотом проехал длинномер и на фуре увидел смазанное лицо соседа повторяющего по буквам “...осталась в машине”. Рванув с асфальта, я тут же вспомнил, что было до этого. Я был пьян, а Она была за рулем. Она была трезва, а я полез на заднее сиденье и толкнул ее руку на себя, так что руль вывернулся и... Куском стекла я разрезал ремни безопасные и вытащил ее окровавленное тело. Она дышала и кашляла. Машина мирно дымилась. Быстро вызвонил скорую, благо сеть брала за городом, пообещав им солидную прибавку к зарплате, уверен, они втопили педаль газа посильнее обычного.

Вокруг валялись вещи из багажника, найдя покрывало, я положил ее на ткань и уселся рядом, положив ее голову себе на колени. Из первичного осмотра было ясно, что кровь не текла ниоткуда, да и торчащих костей тоже не приметил. Она выглядела так словно покупавшись в осенней луже легла спать и вот сейчас скоро проснется. Закурив, я осторожно посмотрел на машину, подумав “а не рванет-ли?”. Потом вспомнил искренний смех инструктора по вождению, который говорил что машина взрывается в двух случаях - если она снимается в фильме или если вы прикрепили к бензобаку взрывчатку готовую разнести в клочья среднего размера деревянный сруб. “Вот тогда бахнет, так бахнет” - говорил он и заливисто смеялся над нашими испуганными глазами.

Повернув голову, я увидел тот самый пригорок, где только что сидел сосед и лежал я. И пластик в машине активно дымил, но не горел. Замигала скорая, я встав, побрел, прихрамывая и держась за окровавленную голову к фельдшерам.

Отредактировано Другой (2012-06-04 16:07:52)

+3

2

Шедеврально!
С нетерпением жду продолжения!

Браво автору!!!

0

3

Другой
Талантище, правда..., нет слов. С удовольствием почитаю, пожалуйста выкладывайте ещё...))

0

4

и чЁ тут читать? СпЁрли и хвастаЮтся. Сами бы пиСать научились бы. В обЩем не шЕдевРально))))))))))))))))))))

-2

5

костик написал(а):

и чЁ тут читать? СпЁрли и хвастаЮтся. Сами бы пиСать научились бы. В обЩем не шЕдевРально))))))))))))))))))))


Изыди, убогий...

0

6

Всем спасибо за приятные отзывы : )

0

7

Глава третья: В ЯМЕ

В больнице Она пробыла совсем недолго. Врачи пытались ее оставить, чтобы посмотреть результаты каких-то анализов, но она увильнула от всех рекомендаций, крепко пообещав лечащему врачу, что когда вернется домой - всенепременно обследуют весь свой пострадавший, после аварии, организм. Когда мы выходили из больницы, я спросил ее:
- Ты куда-то спешишь?
- Да, у нас совсем мало времени, а мне тебя еще нужно похоронить.

Конечно, я слышал всякое от сумасбродных девчонок, но чтобы хоронить - это было в новинку. Поэтому, я пожал плечами и пошел за ней. Она бросила вещи в багажник машины и уселась на пассажирское сиденье. Я сел за руль и уставился на нее.
- Куда едем? Может лучше в крематорий? Я читал о летаргическом сне и о том, как люди в гробах царапали крышку гроба изнутри. Мне бы не хотелось повторить их судьбу.

Она поморщилась и ткнула место на карте, это было в паре десятков километрах от города.
- Не ври, ты не умрешь в гробу. Хотя и после тебя останется пепел, но крематорий ты тоже не посетишь.

Я хохотнул, предложив версию, что меня сожгут на костре индейцы. Она же со всей серьезностью взглянула на меня и надулась, словно я сказал, что земля плоская, а дважды два равно единице в кубе.
- Поймешь сам, но со временем.

Съехав с автострады в лес, мы проехали дальше на северо-восток, пока не уперлись в достаточно широкую по основанию гору, состоящую из камней и мягкой, удивительно черной земли. Поднимаясь, я все время оступался, хотя все время смотрел под ноги. Хитрые камни, только выглядели крепко держащимися, на самом деле - только поставишь на них ногу и земля под ними тут же расползалась, и я съезжал вниз на метр-полтора. Она оглядывалась на меня и улыбалась. Ее ноги почему-то таких камней не выбирали.

Мы уселись на вершине горы. Зажечь костер было не из чего, про хворост я абсолютно забыл, а она похоже и не думала о таких мелочах. Каждый пару минут она облизывала указательный палец и высоко поднимала его вверх, пробуя ветер на вкус. Наконец, она поймала нужное направление и резко начала копать яму. Я в недоумении смотрел на нее. Появлялась настоящая мини-могила, в которой, если лечь, между краем тела и краем земли оставался промежуток в пять сантиметров. Она улеглась в готовую яму, нацепив себе на глаза листья, сказала:
- А теперь молчи и засыпь меня землей.

Хмыкнув, я начал загребать только что вырытые куски податливой земли, укладывая ей на ноги, постепенно закрывая все тело.
- Оставь лицо открытым, а все остальное должно быть прикрыто хотя бы на пару сантиметров, никаких дырок! Это важно. Как только сделаешь, дождись захода солнца и потом внимательно слушай меня. Мать-земля будет говорить с тобой. Ну, и я немного.

Она улыбнулась краешками губ и на ее белоснежной, чистой коже появились тонкие морщинки веселья. Улыбка спала и прохлада спокойствия вновь залила ее лицо. Словно мрамор.

Сделав все, как она велела, я уселся рядом, подогнув под себя ноги. Медленно пережевывая завалявшуюся в кармане куртку пластинку жвачки, я начал думать о себе, о жизни. Думать о себе было не самым любимым моим занятием, но в таком месте, приходит адская тишина, даже автостраду не было слышно. Природа неиспорченная цивилизацией была невыносимой. Я вспоминал, чего добился в жизни, а чего мог бы. Сколько всего было и сколько не было. Вспоминал про свои долги, как физические, так и моральные. Сокрушаясь все больше от тяжелого, липкого комка памяти, который разбухал  у меня за спиной словно горб, все сильнее придавливая к земле. А я все кормил и кормил его вниманием, вытаскивая ниточку за ниточкой нелицеприятные кадры прожитого. Время предательски замедлило ход. Это была настоящая мука. Черт возьми, зачем она притащила нас сюда, и почему она лежит в этой яме? Я думал только о плохом, вминая чувство уважения все ниже за минусовую отметку. Краем глаза заметил, как последний лучик солнца исчез за горизонтом, и сумерки накрыли небо. Я повернул голову и она начала говорить.
- Ты пишешь тексты, рисуешь картинки, помогаешь людям, умеешь их выслушать и сказать нужные слова. Но понимаешь ли ты, что ты всего лишь откупаешься от них своими делами? Ты пытаешься отдалиться от них. Я не знаю, работает ли это у всех. Но если бы ты делал плохое - то ты бы привязывался к людям, а делая хорошее - ты пытаешься сбежать от них. Я знаю твою конечную цель - сгореть изнутри, испариться, стать ничем. И ты мозгами считаешь, что чтобы достичь этой цели, нужно отдать выкуп. Нужно сделать все, что необходимо для других людей. Но ведь это не так.

Она говорила так медленно, словно плела невидимый узор из слов. От волны искренности у меня неожиданно по щеке покатилась слеза, я осознавал, что она говорит то, что никогда бы мне не сказал ни один проповедник, ни один ученый или мудрец. Она говорила мою личную истину. И от этого щемило сердце. А она, не шелохнувшись, одними губами продолжала плести паутину дальше.
- Тебе нужно пройти этот путь, ты делаешь все верно. Но направление пора выбирать другое. Ты режешь джунгли с помощью мачете, который с каждым днем режет тростник все лучше, потому что твои руки становятся сильнее. Но ту тропу, которую ты прорубаешь сейчас... Она ведет к обрыву. И он не будет прекрасным. Он будет неожиданным. Тебе нужно повернуться не назад, а на 90 градусов. И ты будешь продолжать рубить джунгли, да. Но выбрав другое направление - ты придешь к тому, о чем думаешь каждый день. К свободе.

Я сглотнул ком в горле. Так мало слов и они были так просты, но пробрали до основания. Пока я собирался с мыслями, она выбралась из земли. И за несколько минут выкопала яму под мой рост. Рыхлый чернозем был идеален для подобных построек.
- Ложись.

Я послушно лег, переваливаясь, не вставая с земли. Она единственная сейчас давала мне опору. Верное мне направление, о котором говорила Она, постепенно исчезало, и я оказался в вихре неизвестного мне ветра. Он разворачивал мысли, мнения, утверждения, истины на 360 градусов снова и снова. Возвращая к точке отсчета. В мое, и так неспокойное, озеро был брошен камень, и ил, ржавой пылью, поднялся со дна. И от того что движение было, а толку от него было ноль - меня мутило. Я держался за землю, мягко опускаясь в приготовленную яму.

Она стала зарывать меня, пока не оставила открытым лишь лицо. Это очень приятное ощущение - навалившаяся земля, она двигалась под дыханием и не стесняла движения, но в тоже время окутывала плотной волной прохлады. На глаза она мне нацепила повязку из широких листьев, пахнущих росой.
- Остановись. Здесь идеальное место для этого.

Она уселась рядом, поджав под себя колени.
- Ты можешь многое. Не потому что ты крут или родился с большим потенциалом или прожил много жизней. Все это чепуха людей, которые любят все классифицировать, раскладывать по полочкам.

Я слабо улыбнулся, вспомнив, что буддизм вышел с востока, а там все обожали кастовость. Произнеся эту мысль вслух, она согласилась.
- Если бы люди понимали, что они рождены равными... Тогда ими было бы сложнее управлять.

Она легла рядом со мной, и щекой я почувствовал ее дыхание. Она говорила почти в ухо, несмотря на то, что оно было наполовину засыпано землей, я отлично слышал каждое ее слово. Подул ветер сумерек, и она впервые назвала меня по имени и сказала что-то важное. Что-то ценное. Но знание было утеряно из-за слишком сильного порыва ветра. Когда он стих, я вновь начал улавливать ее шепот.
- Твоя заслуга лишь в одном, в твоей смелости. В твоей агрессии к однотипности. Ты любишь и умеешь делать то, что раньше не делал никто. Либо делали, но плохо. Ты это видишь. Это видит каждый, но там где остальные закрывают глаза, твои глаза раскрываются и горят пламенем действия.

Одними губами я произнес вполголоса:
- Неужели все мои достижения можно списать на смелость?

Она развернулась и легла на спину.
- Да. Могу еще тебя похвалить, но проку от этого не будет. Кроме смелости у тебя есть гордыня, которая не позволяет тебе делать задуманное плохо или не до конца. Что для тебя есть одно и то же.

У меня забегали мурашки по коже. И я не знал, появились они от прохлады или от редкой, искренней похвалы.
- Как забавно, твой порок помогает тебе. Благодаря гордыне ты делаешь наш мир лучше.

После этого повисла долгая, вязкая, как земля, тишина. Она была похожа на сотни тысяч разговоров, которые витают рядом с твоими ушами, но ты не можешь их различить. И все вместе они образуют тишину. Может быть избыток света есть тьма? Ведь люди, которые видят слишком яркий свет - становятся слепыми. Они погружаются во мрак. Но там нет хода назад. А у меня он был. И этому я тихо радовался, словно завтра рождество и завтра наконец-то под елкой будет ждать подарок, которого ты так ждал и выпрашивал последние пару месяцев. Да, ощущение, словно я был мальчишкой наэлектризованный ожиданием. В детстве я знал чего, а сейчас - нет. Но состояние было именно такое. Я был маленьким, теплым комочком света и любви ко всему что окружало. Невероятное умиротворение и отсутствие сомнений в том, что реальность не такая, какая она есть.
- То о чем ты думаешь, такая и реальность. Вопрос лишь в том, что далеко не все мысли ты осознаешь, отсюда и эти джунгли, и этот неверный вектор движения. Знаю, это дикая банальность заштампованная сотнями учений, но такова природа людей. Они не видят красоты в небе, которое видят каждый день, пытаясь найти ее на вершинах горах или в космосе. Так и с истинами, чем чаще повторяют - тем больше неверия. Тем больше умников, которые опровергают это.

Она хохотнула тихонько и добавила:
- Наверное, в мире существует умник, который ходит по улицам и всех убеждает какое же небо некрасивое, а вот использованная бочка из под нефти, вот это да! Вот это вершина красоты, и венец творений бога в русле прекрасного.

И снова молчание. Но теперь я знал, что оно ненадолго, должно произойти маленькое изменение вокруг нас и из Нее снова хлынет поток слов, вправляющий мои поломанные и уже сросшиеся кости. Выправляя их в естественное положение. Так и произошло, где-то внизу, в небольшом озере шлепнула хвостом рыба по воде. И она заговорила вновь:
- Ты потерял свою высшую цель. Она была с тобой, но ее выбили из твоих рук окружающие люди, говоря, что она не важна. Что сохранить жизнь птице не так важно, как приготовить омлет из яиц, которые она снесет. И ты согласился. Ты бросил птицу, с переломанным крылом и самодельной повязкой, которую ты сделал ей сам. Ты бросил ее и пошел искать яйца.

Здесь уже заплакала она. Я не услышал всхлипов, просто дул сильный ветер и мне на губу попала маленькая соленая капля. Дождь соленым не бывает, поэтому это были ее слезы.
- Без яиц, без пищи никуда. Все мы живем в мире, где нужно заботиться о своем теле. Но какой ценой...

Подул ветер, и она снова назвала меня по имени.
- Я тебя очень прошу - верни своей птице жизнь. Она должна взлететь, неси ее не к обрыву, а на вершину горы. Там она взмахнет крыльями и подарит тебе, то чего ты так давно ждал. Как просто и сложно. И сложно и просто. Путаницу в словах создают предлоги не иначе - она хихикнула и снова повернулась на бок, уже спиной ко мне.

Так было лучше. Я почувствовал, что стал единственным человеком на земле. Не было больше людей. Нет, они не исчезли. Просто я с каждым легким ударом секундной стрелке на часах, переставал быть человеком. Я перестал чувствовать тело. Прохлада земли окутала тело с головы до ног, отключая ощущения пространства и времени. В легкие проник воздух, он был таким чистым и новым. Солнце рассвета сверкнуло по повязке из лепестков, и я, одним движением, встал из ямы на ноги. Земля рассыпалась по одежде и опадала вниз, возвращаясь к своей матери. Повязка все еще закрывала глаза, и я боялся, что сниму ее, увижу весь этот, до ужаса не цивилизованный пейзаж из дикой природы, и этот чистый воздух исчезнет. Решившись, я рванул повязку с глаз и солнце затопило зрачки желтым цветом солнца, переходя в белый. Оно не жгло меня, потому что я не сопротивлялся. Я не говорил “нет” солнцу и этого было достаточно для приятия света великой звезды. Лучи затапливали тело через узкие черные точки глаз целиком. Полностью впитав этот чудный завтрак, я разбудил Ее. И мы, наскоро собравшись, начали спускаться к машине, оставленной у горы. Она хитро поглядывала на меня, а я улыбался широко открытыми глазами, смотря либо на нее, либо на солнце. Смотреть вниз не было никакого желания. И именно поэтому я ни разу не оступился на каменистом спуске. Я был уверен в этом. И это было правдой.

Глава четвертая: УБИЙСТВО

Мы сидели у меня достаточно долго. После прогулки болели ноги, и двигаться желания не было. Меня сквозило желание рассказать то что произошло неделю назад. А она, как знала, выпытывающе смотрела на меня своими большими, прозрачными глазами. Чертова интуитка, ничего не скроешь.
- Что ты так на меня смотришь весь вечер?
- Я играю сегодня. Меняю стихии.
- И какая же ты сегодня? В роли воды вполне меня устраивала.
- Одежда устраивает до тех пор пока не начинает вонять от пота и грязи, иногда ее нужно стирать, одевать заново и ты чувствуешь немного другой. Непривычной. Считай, что стирка прошла успешно и теперь одеваешь на себя новую меня.

Эротический подтекст в тексте не услышал бы только глухой, но посмотрев на ее открытые ладони я понял, что она как всегда невинно-чиста. Все же ничто не делают женщину такой красивой, как ее незнание, что с этой красотой делать.
- Хорошо. Какую ты выбрала?
- Огонь.
- Странный выбор.

И снова молчание, мы отводили глаза друг от друга, словно оба скрываем ложь. Но нет, она действительно заинтересовалась узором на шторах. А я долго не мог выдержать в себе то что случилось на днях. Она повернула голова и горящей искрой в зрачках начала прожигать середину моего лба.
- Говори уже. Я знаю, что в тебе есть то что мне неизвестно.
- Я пристрелил его.

Я ждал ответной реплики. Первой. От нее будет понятно, чего ждать дальше. Но сигарета уже отвалила кусок своей мертвой плоти в виде пепла, а она продолжала молчать. Наконец, я услышал ее голос.
- Ты же знаешь, я знаю, когда ты врешь. Почему ты говоришь правду?
- Он об этом попросил. Вежливо. Наверное, вырос в интеллигентной семье.

Сигарета обвалилась пеплом снова и чуть не была притушена в мою раскрытую ладонь, на которую я смотрел, пытаясь вспомнить знания по хиромантии. Жизнь длинная, что-то там про любовь и про мудрость. Дальше не помню. Я перехватил ее руку блоком и успел убрать из судьбы роль пепельницы.
- Ты лишил жизни. Ты не имеешь право...

Она крикнула так громко что я не смог понять последнее слово. Но знал, что она вновь назвала меня по имени. Ее реакция резко застелила глаза гневом. Белые зрачки, которые на самом деле алые от прилива крови. Я, одним движением поднялся на ноги, и, схватив ее одной рукой за шею, а второй заламывая руки, повалил на диван. И когда она была беспомощна и обезоружена, я прошептал ей в губы:
- Ты ничего не знаешь. Успокойся. И на сей раз, я расскажу тебе историю.

Движение ее челюсти было мне ответом покорности. Я уселся на кресло напротив и налив себе виски на два пальца, бухнул туда кусок льда и долил стакан колой. Она взмахнула возбужденным взглядом на мои действия.
- Это же хороший виски, как ты смеешь разбавлять его этой бурдой.

Что-то из психологии. Когда человеку жизненно важно, важно для защиты его принципов, жизненно важно победить и когда он не может победить в той ситуации из которой произошел весь сыр-бор он хватается за любую оплошность оппонента. В более распространенных ситуациях это называется “переходить на личности”.
- Моя цель добавить в жизнь радости от отсутствия мыслей. Этому способствует алкоголь. А наслаждаться вкусом бренди уже извращение. Для радости языковых рецепторов я иду в ресторан, а не булькаю сороко-градусным напитком у себя в горле. Мать твою, женщина, о чем ты думаешь?

Она осеклась, но не на слове, а на мимике. Она жаждала ответить мне что-то гневное, ужасающее и конечно же порочащее мою изначально непорочную душу. И почему увидев грех в другом каждый желает наставить его на путь истинный? Сапожники без сапог. Ее лицо медленно угасало, превращаясь в олицетворение скрытой угрозы. Отпив напитка, я уставился в одну точку на ковре и начал:
- Все началось как снег. Сначала одна снежинка, а потом здравствуй снеговик и рождество. Мы познакомились в интернете. В чате для неформалов. Большей частью туда заходили фрики, которые жаждали получить первое место по умению пользоваться ненормативной лексикой. Но порой там попадались и исключительные экземпляры. Он был одним из них. Мы разговорились, и я понял что у парня депрессия. От нее помогают три вещи: хорошая беседа с другом - отметается, мы слишком мало были знакомы. Второе - алкоголь и одиночество - не работает, он жил с молодой женой, впрочем, и сам был молод. И последнее - хороший оргазм. Только третий вариант и сработал. Нет, милая, мы не встретились как голубки в дешевом отеле и не обменялись парочкой венерических заболеваний. Мы занимались виртуальным сексом. Он был геем, но образование вкупе с комплексами не позволяло ему раскрыться. Даже на анонимные встречи с такими же, как он ему не хватало духу. Я сказал, что тоже гей и тащусь от членов. Все-таки это забавно. Когда он писал что сосет мне, я мысленно добавлял в прилагательные и глаголы букву “а” и казалось, что мне пишет девка. Но у меня все равно не встал.

Я холодно посмотрел на нее, проверяя реакцию. Она, уже не насупившись, перебирала пальцами, уставившись в свою любимую, невидную никому даль. Попробовав отпить из стакана, я удивился его пустоте. С виски всегда так, вечно кончается слишком быстро.
- Несмотря на мое непонимание геев, я уважал его. И я, писал, что делаю с ним все что делает законопослушный мужчина гомосексуальной ориентации. Нет, милая, я не испытывал сексуального удовольствия от процесса. Специально говорю, чтобы ты не подкалывала потом. Мне было жаль его. Но жалость была не как к щенку или как к ребенку цыганки, который сосет тощую грудь матери, которая сидит на картонке и просит милостыню. Нет. Я сильная птица, и он летел рядом - и у него было сломано крыло. Я помогал ему.
- С помощью отсоса? Был бы ты психотерапевтом - не было бы отбоя от клиентов. Идиот. Ему не это было нужно.

Я ожидал подобного. На практике гнев вырывается злыми пучками, это потом мы думаем, что могли бы сказать целую тираду и уничтожить противника моралью, но вот сейчас. непосредственно в ситуации - только эти несколько слов. Даже убирая тот факт, что любые оскорбления сразу лишают смысла весь текст. Если есть эмоции - это уже не в счет.
- Он кончил минут через двадцать. Мы передохнули и продолжили разговор. Он рассказал забавную вещь. Сказал, что помнит не только прошлое, но и будущее. Сейчас могу точно процитировать “у меня нет полоски под носом, это ангелы не коснулись, оставив память”. Как ты знаешь, чтобы узнать больше о запретной теме, нужно сыграть роль дурачка. Умным не доверяют. Я начал расспрашивать об этих ангелах и строить из себя наивного первокурсника. Он клюнул и повелся.

Она обхватила свое плечо ладонью и словно плеснула в меня словами.
- Ты лжешь.

При этом она начала раскачиваться как шизофреники у которых в мозгах клокочет одна и та же мысль не имея возможности вырваться из черепной коробки. Мне было все равно. Самое худшее что она могла сделать - это уйти. Не встает с кресла - значит все в порядке и можно продолжать.
- Он сказал, что знает практически все. Как устроен этот мир и кто им повелевает. Попытка выведать подробнее не увенчалась успехом, он все сводил к фразе “это неимоверно скучно”. И тогда я таки сам вступил в борьбу спросив, что если он знает все, откуда тогда депрессия? Причем тяжелая, и сроком не одного дня.

Я закрыл глаза, проматывая перед собой логи чата общения с ним. Вспоминая каждую деталь. Несмотря на плохую память это удалось без труда. Стоило лишь сконцентрироваться.
- Через десять минут моих расспросов он написал большими буквами, читай - заорал. “Я родился не в той жизни, меня отвлекли!”. Здесь дурака включать было бесполезно, и я напомнил ему про то, что дух развивается там, где ему не хочется быть. Вот здесь он показался во всей красе. Я ждал его сообщения минуты четыре. А для чата это очень долго. При том факте, что писал он очень быстро. В итоге, на меня свалилось громадное сообщение, которое было кратким конспектом Блаватской вкупе с конгломератом мыслей индийских мудрецов. Его личной силы хватало, чтобы родиться успешным брокером в середине девяностых или китайским мастером ушу владеющим многочисленными сиддхами. Но ему помешали, и он родился сейчас. В интеллигентной семье из пригорода Лондона. С консервативными взглядами, с фетишем на расположение ложек и вилок на обеденном столе. С историей его рода, вдолбленными его родителями. Что они все до единого были отличными налогоплательщиками и имели дружеские отношения с соседями, поэтому он обязан тоже стать отличным и срочно нести пирог ново-прибывшим соседям, чтобы они, не дай бог, не подумали о нем плохо.

Она уселась спокойнее, ее отпустил мой напор и она начала анализ.
- Не вижу ничего плохого в такой семье. Образование и культура, а дальше путь свободен. Хорошая база для последующего восхождения на духовные эвересты. Что он, как баба - брезгует тем что бог послал.

Скривив нос, она показала свою чопорность.
- Для него это был пройденный, покоренный этап. Как же объяснить... Представь, что ты родилась в кубе, где все три направления вершин равны метру. Ты растешь и растешь, пока в возрасте лет 10 не начинаешь упираться коленками и плечами в края куба. И в итоге твои кости ломаются, ты начинаешь превращаться в новое существо, у которого очень маленький скелет, но большие органы. Потому что для них есть место, а для костей нет. И твое тело становится той же формы что и куб. Болезненная и бессмысленная мутация.
- Ты всегда советуешься с чертями из ада, когда придумываешь свои идиотские сравнения, да?
Она фыркнула, но я сумел словить легкую усмешку. Гнев иссяк, появился интерес.
- Они лучшие музы. Но сейчас не об этом. Кончалось все тем, что он вкратце рассказал свою последующую жизнь. Он будет знатным ювелиром на какой-то там улице, одна из главных в этом городе. Его будут уважать и любить. И он будет как все. Превратится в стандартизированный источник доходов для муниципалитета. Детсады не закроют и дороги будут в хорошем качестве - во всем есть хорошая сторона, но для него это было хуже зубной боли. Подходил четвертый час утра и тогда он попросил помощи.
- Снова отсосать?
- Чтоб ты знала - после задушевных бесед на секс не тянет.
- Тогда о чем он попросил?
- Встретиться.
- Зачем?

Мне нравились эти короткие переброски фразами. Через них можно лучше считать, что человек думает на самом деле. В большом количестве слов, которая не является историей, сложнее уловить - что человек на самом деле хочет сказать. А в коротких, да еще и с мимикой - намного проще.
- Он не сказал причину, а я согласился. Через неделю мы встретились в Лондоне. Я выбил время с работы, а он отмазался от жены билетом на каникулы под названием “срочная командировка”. Мы сидели в местном пабе и накачивались пивом. Я не знал что говорить. Выглядел он в точности, как и все остальные. Не приметишь в нем ничего эдакого. Обычный офисный планктон с потухшим взглядом. Когда уже начало тянуть блевать от выпитого эля мы поехали за город. Чертов бармен точно разводил его водой, иначе откуда был такой привкус?
- Не отвлекайся.

Она поджала губы и холодным, птичьим взглядом рассматривала мой лоб.
- Мы выехали куда-то за город. Он обронил пару фраз, что любит смотреть издалека на Луну. Глухая, темная местность. Горы, леса, земля. В-общем, испорченная порядком цивилизации природа. Мы вышли из машины. Долго шли. Дойдя до ущелья. Как я потом понял, достаточно глубокого.

Ее кожа побелела больше обычного, но глаза не изменились.
- Потом он повернулся ко мне и снова попросил помощи.

Богом клянусь, если бы она сейчас кинула в меня шуточкой про секс, я бы шарахнул пощечину. Она промолчала.
- Он вытащил пистолет и сказал, что единственный способ все исправить - это умереть. Но он не может умереть сам. Это должно произойти “случайно”. Поэтому он будет идти вперед, а я выстрелю в любой момент, как только мне заблагорассудится. Так он сможет обойти кармические законы. И он не понесет урон в плане развития. Там в облаках, на сей раз, он выберет себе нужную семью. И будет делать верные шаги, а не топтаться на месте.

Холод прошелся по позвоночнику, вспоминая этот момент. Я закрыл глаза. Должен был это пережить снова, рассказав ей. Только так я смогу избавиться от воспоминаний.
- Он дал мне пистолет. Я не мог отказать ему в помощи. И он пошел вперед. Странное дело - но луна освещала спину его пиджака словно лампа. Он пошел вперед и на седьмой шаг я выстрелил.

Ее глаза широко раскрылись, заливаясь ужасом. Она вскочила и закричала
- Этого не может быть. Хватит!
- От выстрела он упал вперед, плашмя. Потом, как он сказал, я стащил его тело в ущелье. Пистолет вытер от отпечатков, и, разобрав, раскидал части в разные мусорки, пока ехал обратно.

Она начала ходить по комнате, схватив свой, указательный палец зубами.
- Как ты мог согласиться на убийство? Ты понимаешь, что отнял жизнь у глупца?
- Он был сильным, а я хочу помогать только сильным. Слабый сожрет помощь и придет вновь за халявной добавкой, а сильный отплатит втройне.
- Карма!

Она таки нашла лазейку, через которую хотела доставить до меня запоздавший вагон переполненный моралью и стыдом.
- Что карма?
- Ты убил его. В следующей жизни родишься комаром.

Негодующе сложила руки на груди и выжидающе смотрела на меня.
- Нет. Я же тебе сказал, что он сильный. Точнее уже был. Он сказал, что мне это не будет засчитано ни как за минус, ни как за плюс. Это его выбор. Я был всего лишь инструментом в ситуации. Все равно что садить за решетку нож, который был всажен не в вишневый пирог, а в печень надоевшей супруги.
- Ты чудовище. Тебя посадят.

Я кратко рассказал безупречность алиби, да и не могло это вылиться в суд. Не те запросы.
- Здесь не было умысла. Ловят и садят, когда есть умысел.
- У сумасшедших его тоже нет. Ты псих!
- Неверно, у них он есть. Просто он отличается от нефти, денег и жажды власти. Или за что там еще убивают? Надо новости посмотреть, а то запамятовал. Я помогал сильной птице - ты осуждаешь меня за это?

И тут она сдалась. Ее аргументы кончились, а хрупкая мораль была не разбита, нет. Она была просто временно сдвинута в сторону.
- Нет. Осуждать можно за мысли, а не поступки. Если ты думаешь, что хочешь сделать грех, я могла бы тебя отговорить осуждением. А когда сделано... говорить проку нет.

Она уселась на коленях и прижала мою ладонь к своей щеке. Мягко чирикали птицы рассвета. Близилось утро.
- Ну, что, чудовище. Открываешь клуб благотворительной помощи суицидникам?

Я рассмеялся, и ответил, что чтобы я кому-то помог, нужно чтобы просьба была равна силе просящего. И обычно они совпадают. Но та - какая произошла... Такое в жизни еще вряд-ли случится. Она улыбнулась и поцеловала центр ладони, посмотрев в глаза.
- Ты смог меня убедить, что ты это сделал не из своего желания. Да и будет спокойнее спать. А то я уже подумала, что проснусь как-то утром в луже собственной крови... Так что ты все равно хороший. Но это ничего не меняет! Ты все равно псих и чудовище!

Она больно укусила меня за палец, и я погнался за ней, пытаясь ущипнуть за бедра.

0

8

Здравствуйте, уважаемый Другой!
В общем-то, это были не отзывы, а краткие комментарии.

Ваш труд, действительно, заслуживает развернутого отзыва. Возьму на себя смелость дать более подробный комментарий, если, конечно, позволите, но при условии, что все, написанное мною, Вы воспримете как моё личное мнение, к которому совершенно необязательно прислушиваться.

Начну нетрадиционно: не с лучшего, а с того, чего на мой, сугубо субъективный, взгляд немного не хватает.
Во-первых, не определена тема. Она раздваивается, и поэтому сюжетная линия расходится в точке пробуждения героя. Создается впечатление, что два сюжета живут сами по себе, каждый своей жизнью. 
Во-вторых, нет идеи, основной мысли. Не понятно, что хотел сказать нам автор данным сюжетом, для чего писал этот рассказ? Просто показать ирриальные перипетии сюжета?

Интрига написал(а):

Шедеврально!

Не совсем согласна. ))) До того, чтобы сделать этот рассказ шедевром, автору поработать прийдется немало. )) Ибо фраза с синтаксической ошибкой "Холод прошелся по позвоночнику, вспоминая этот момент" годится не для шедевра, а для комикса.
Простите, уважаемый Другой, но рассказ грешит грамматическими неточностями.
Кроме того, смысл отдельных предложений мне не совсем понятен: "Ее вопрос застал врасплох, отлично понимая, что она имеет ввиду, ум быстро перебил варианты, но в итоге отказался от дальнейших поисков, сказав, что его руки чисты."

Однако у автора есть данные для того, чтобы стать настоящим писателем. Он владеет слогом, находит очень интересные художественные приемы для выражения своих мыслей. Образность речи в некоторых фразах просто уникальна.
Вот, например,
"Чужая искренность вызывает странное ощущение чистоты".
"На твоем лице остывают краски чужой жизни".

костик написал(а):

СпЁрли и хвастаЮтся.

Если это так, надо бы источник указать. Откуда сперли?
Один из наших сочатловцев показал мне однажды очень достойное стихотворение девушки, которая, по его словам, написала это стихотворение, но его растащили по И-нету. Меня заинтересовал вопрос: почему же эта девушка категорически не хочет опубликовать его на нашем творческом форуме, в то время как ее менее удачные стихи живут здесь. Впоследствии я все же нашла подлинного автора, которая показала мне, как рождалось это стихотворение в черновиках. Так что вопрос авторства в И-нете неоднозначен, и заявляя такие вещи, нужно иметь убедительные доказательства.

Спасибо за рассказ!
Было любопытно прочесть.
Рассказ долго обсуждался в чате.
Судя по отзывам, многим понравился.
Творческих Вам успехов.

0

9

Благодарю за широкий и развернутый отзыв о моем творчестве уважаемая Second Life Girl.

Отвечу по пунктам - да, в тексте очень большое количество смысловых ошибок и громадной путаницы с деепричастными оборотами. Это я починить не могу, в ближайшее время хочу связаться с грамотным редактором, который укажет на все ошибки и покажет как их избежать впоследствии. Поэтому всецело понимаю о чем вы говорите : )

По поводу неясности основной мысли. Дело в том что "Атмосфера" еще не законченный цикл мини-рассказов. Какова ее основная идея тоже неизвестно. На данный момент готовы 6 глав. В будущем хочу удвоить количество чтобы превратить в единую повесть или роман. Фишка в том что каждая глава может жить отдельно от другой. А сюжетка... у меня есть много рассказов в которых упор идет именно на идею, на сюжет. А "Атмосфера" это эксперимент, это мысли, воздух, раскрутка деталях, от малого к большему, а не наоборот. В нем я мало уделял внимания идее и сюжету. Но соглашусь - она нужна.

Еще раз благодарю Всех за приятные отзывы : ) Если будет интерес - буду выкладывать еще.

И последнее - костик, вы ошибаетесь. Текст полностью мой.

+2

10

Second Life Girl написал(а):

Интрига написал(а):

    Шедеврально!

Не совсем согласна. ))) До того, чтобы сделать этот рассказ шедевром, автору поработать прийдется немало. ))

Дорогая моя Татьянка!
Позволь мне высказываться так, как я это почувствовала, ну прочла я этот рассказ, ну вызвал он у меня бурю эмоций...почему я не могу их обозначить именно так?)))
Ведь очень часто бывает и так, прочтешь ту или иную вещь, и слог правильный, и сюжет вроде как тут....а не цепляет. А тут понимаете ли, зацепило...
И ещё....мне кажется, автор тут не на конкурсе "прозоплетов", а просто хочет услышать мнение нашей аудитории.
Если я не права, пусть автор хоть как-то проявит себя и скажет нам, чего именно он ждет от читателей Атмосферы.
С уважением,
Ваша О.

0

11

Другой написал(а):

Если будет интерес

Интерес огромен!!!
Особенно после раскрытия Вами замысла, уважаемый Другой.

Другой написал(а):

Дело в том что "Атмосфера" еще не законченный цикл мини-рассказов.

Дело в том, что незавершенность очень чувствуется. Ощущение такое, что опубликованные Вами главы, как поезда, которые бегут из разных мест к одному вокзалу, и вот когда встретятся, тогда и начнется то самое важное, ради чего они тронулись в путь.

Другой написал(а):

хочу связаться с грамотным редактором

Если Вы не против, я могу Вам предложить поработать над первой главой, например, - сделать ее корректуру просто ради линвистического эксперимента. Интересно, насколько она преобразится. Мне приходилось этим заниматься, так что Вы совершенно ничем не рискуете. 

Другой написал(а):

всецело понимаю о чем вы говорите : )

Очень благодарна Вам за понимание и нормальную реакцию на мои слова. Согласитесь, что в данном случае бессмысленно кричать "Браво!", ибо погрешности, в том числе и стилистические, имеют место, и то, что Вы это чувствувете - уже половина будущего успеха.

Другой написал(а):

Какова ее основная идея тоже неизвестно.

Улыбаюсь. Мне немного льстит, что я это почувствовала. Значит, все же есть у меня литературное чутьё. Всю жизнь сомневаюсь в этом. )))))))

Идея нужна. Тут наши с Вами мнения совпадают.
Направленность вектора Вашего замысла может быть и такой, как Вы описываете: от малого к большему, а не наоборот. Спонтанно складывающийся сюжет ведет Вас за собой, и это прекрасно! Но что свяжет главы, фишка которых в том, что каждая из них может жить самостоятельной жизнью? Это именно идея, без которой не вырисуется фабульный скелет (стержень) будущего произведения.

Очень прошу Вас, не взирая на то, что я позволяю себе некоторые не очень лестные характеристики, выкладывать следующие главы. Даже если мой голос будет единственным невосторженным, я думаю, он Вам все же поможет не менее, чем восторженные.

Ваше творение вызвало очень живой интерес у планетян. И это главное!

0

12

Интрига написал(а):

Позволь мне высказываться так, как я это почувствовала)))

Дорогая Моя Олюшка!
А разве я когда-нибудь кому-нибудь что-либо запрещала?)))) 
Я сказала единственное:

Second Life Girl написал(а):

Не совсем согласна. )))

Интрига написал(а):

ну прочла я этот рассказ, ну вызвал он у меня бурю эмоций...почему я не могу их обозначить именно так?)))

Кто сказал, что не можешь? Конечно можешь, моё солнышко.
Но я ведь тоже имею право высказать своё мнение, даже если оно не совпало с Твоим и с мнением всех тех, кто рассказ прочел. Не так ли? ))

Интрига написал(а):

автор тут не на конкурсе "прозоплетов", а просто хочет услышать мнение нашей аудитории.

Олюшка, милая моя, я на 100% с Тобою согласна!!!
Но я тоже малая частичка этой аудитории, и в некоторых точках мое мнение расходится с восторженным мнением нашей аудитории.
Я прошу прощения и у аудитории, и у автора за то, что у меня есть собственный взгляд на его творение.

Интрига написал(а):

пусть автор хоть как-то проявит себя и скажет нам, чего именно он ждет от читателей Атмосферы.

Я согласна!
Поверь, я никого даже не пыталась задеть или обидеть.
Я даже никакой критики себе не позволила и в самом начале своего поста написала:

Second Life Girl написал(а):

Возьму на себя смелость дать более подробный комментарий, если, конечно, позволите, но при условии, что все, написанное мною, Вы воспримете как моё личное мнение, к которому совершенно необязательно прислушиваться.

Что же задело Тебя, милая моя девочка?

0

13

Другой написал(а):

- Ты пишешь тексты, рисуешь картинки, помогаешь людям, умеешь их выслушать и сказать нужные слова. Но понимаешь ли ты, что ты всего лишь откупаешься от них своими делами? Ты пытаешься отдалиться от них. Я не знаю, работает ли это у всех. Но если бы ты делал плохое - то ты бы привязывался к людям, а делая хорошее - ты пытаешься сбежать от них. Я знаю твою конечную цель - сгореть изнутри, испариться, стать ничем. И ты мозгами считаешь, что чтобы достичь этой цели, нужно отдать выкуп. Нужно сделать все, что необходимо для других людей. Но ведь это не так.

Очень интересное философское заключение.
Честно говоря, впервые сталкиваюсь с таким умозаключением.
Есть над чем задуматься.
Спасибо Вам, Другой, за то, что помогли рассмотреть суть понятия "человеческий долг" сквозь призму сознания героини под таким необычным ракурсом.

0

14

Другой написал(а):

Все же ничто не делают женщину такой красивой, как ее незнание, что с этой красотой делать.

))))))))))))))))))
Улыбаюсь!
Интересное наблюдение!!!
Неужели это действительно так?

0

15

Буду рад любой конструктивной критике уважаемая Second Life Girl. И предложение подкорректировать первую главу полностью принимаю - всегда рад развиваться.

Моя личная цель у рассказов атмосферы - это записать все что крутится в голове. И каждая фраза несущая смысл на самом деле долго обмозговывалась. К примеру про красоту. Почему многие мужчины считают скромниц красивыми, а развратных некрасивыми. Даже если они будут выглядеть внешне одинаково - различие будет выдаваться в особых искрах в глазах. Развратница знает что ее красота это товар, а скромница - не понимает той ценности которой владеет. Или про долг - если смотреть свысока, то кажется что все как раз наоборот. Что люди делают хорошие дела чтобы привязаться к ним. Тут встает в бой психология и реальность. Людей которые делают плохо - люди любят больше, чем тех которые делают хорошо. Притча "Блудный сын" - типичный пример. Но фишка в том что далеко не все люди делают хорошо чтобы отвязаться, чаще как раз наоборот. Люди много и хорошо работают на работе чтобы зацепиться за коллектив и "чтобы не уволили". Так что здесь вариант подходит не для всех.

Консолидируя - все написанное долго обдумывалось и все имеет реальную подоплеку.

0

16

Другой написал(а):

предложение подкорректировать первую главу полностью принимаю

По рукам!!!!!!!
В смысле, договорились!

Другой написал(а):

Развратница знает что ее красота это товар, а скромница - не понимает той ценности которой владеет.

Ааааааа!!! Вот в каком смысле )))
Я чуть иначе поняла )))

Другой написал(а):

Но фишка в том что далеко не все люди делают хорошо чтобы отвязаться, чаще как раз наоборот.

Вот и я смотрю на это именно так - то есть, весьма традационно)))
Поэтому и удивилась такому неожиданному видению героини.

0

17

Прочел результат, при всей благодарности за работу - я говорю нет такой правке.

Стало слишком похоже на начало романтической истории + появился избыток женской энергетики.

Но все равно - спасибо за помощь : )

0

18

В форуме произошел какойто сбой. Сообщения пропадают. Second Life Girl - я прочел вашу правку и отправил комментарий, а потом они исчезли оба. Продублировал свою реакцию.

0

19

Восстановить пост полностью не удалось, скопировала то, что находилось у меня в компьютере, а именно - правленный текст:

В кафе было тихо и по-домашнему уютно.
     Знакомство через Интернет, по рассказам друзей, ни к чему хорошему никогда не приводило, но их доводы оказались для меня неубедительными. Вопреки их мнению, я надеялся отыскать свою  музу в таинственной темноте безликого анонимного чата, где словно из воздуха появлялись фразы, создающие атмосферу, в которой можно поймать ту волну, которая соответствует твоему настроению.
     Я поймал свою волну, и, как мне кажется, она поймала свою, т.е. меня.
     Дело случая... Как же иначе?
     Постепенно мы разговорились, и через узкие рамки виртуальных возможностей, ограниченных печатными буквами,  она узнала обо мне практически все.
     В томительном ожиданни встречи с ней я ковырялся острым краем зубочистки в мозоли на правой ладони и пытался придумать интересные темы для разговора. Она должна была появиться с минуты на минуту, но ничего путного в мою голову не приходило.

0

20

Глава пятая: РЫБКА

Последнее время она была в двух агрегатных состояниях воды и огня. Ее сталкерские игры были интересными. Она мыслила по-другому. Но когда сталкивались две стихии - это было особенно увлекательно. На сей раз, речь зашла о суициде.
- Моментально в море, вода хлынет тебе в легкие и желудок и ты умер. Просто и быстро.
- Но это же мучительная смерть.
- Смерть нужно заслужить, если это самоубийство, разве нет? Трехминутные мучения - достойная плата за разрыв тебя и твоей жизни.
- Можно выбрать прыжок с высотки вниз головой и без мучений.
- Потребительство и вечная жажда халявы, так будет нечестно. Смерть таких не уважает.Она любит тех кто борется.

Мы бродили по супермаркету и засмотрелись на аквариумных рыбок, в одном из маленьких магазинчиков со странным названием “Все для рыбалки”. Наверное, это так неприятно, жить рядом с орудием убийства тебе подобных. Она словно прилипла к аквариуму и смешно повторяла движения рыбьих губ своими.
Выйдя из магазина, я нес в одной руке пакет с водой, а внутри плавали четыре огненно-оранжевых рыбки с труднопроизносимым названием на латыни. Она хотела назвать их всадниками апокалипсиса, но я ее остановил, напомнив что “как назовешь, так и поплывет”. Консенсус был принят на том, что мы их назовем “лошадка номер один, два, три и четыре”. И не смотря на то, что порядковый номер каждой из них постоянно менялся - все равно теперь они стали братьями и сестрами. С неблагозвучной фамилией “Лошадь”. Ну, что-ж поделать, семью не выбирают.
- Они нам будут поклоняться, как богам. Ведь мы их кормим, мы их больше и умнее - чем не боги?

Я возразил, что для богов у нас маловато возможностей, да и изначально не мы их создали, а мать-природа.
- Она их создала давно и, вообще, у рыб двухсекундная память.

На это возразить было нечего, так как биология никогда не была моей наукой.
- За что ты любишь животных?

Она покрутила головой, ориентируясь и, словно искала что-то.
- А? - она переспросила, так как будто не слышала.

Улыбнувшись глазами и схватив меня за руку, она потащила меня куда-то на верхние этажи. По пути она сбивчиво говорила
- Просто я не вижу разницы между животными и людьми. Первые не достаточно развиты, чтобы рассказать о своих чувствах, а вторые недостаточно умны, чтобы их понять. Ну и... и там и там есть как злодеи, так и добряки.
- И кого ты в животном мире можешь назвать “добряком”? У меня дальше планктона мысли не идут.
- Фу, какой ты. Дельфины, конечно же! Они имеют связь с... - тут она указала пальцем вверх, я не последовал взглядом за ее пальцем, с серьезной иронией смотря в ее наивные глаза. А так она шла впереди меня, поднимаясь по лестнице. То я очень красочно визуализировал, что ее глаза находились на затылке.

Рыбки продолжали плескаться в пакете. Дверь была открыта и мы беспрепятственно гуляли по нагретой, черной поверхности крыши, аккуратно переступая через многочисленные провода, тонкими нитями тянущиеся из одной стороны в другую. Она уселась на широкий край крыши и рассматривала рыбок.
- Все-таки бог странный инвестор, каждый день он отрывает от себя кусок и впитывает его в новое тело своего ребенка, и каждый день надеется, что к нему вернется не только тело, но и душа.
- Если посмотреть на то, что происходит сейчас, то бог либо обанкротился, либо стал сумасшедшим меценатом вкладывающий деньги в то, что не приносит дохода.
- Ты не прав. Ты заядлый материалист.
- Нет. Я видел много, что современная наука не может сейчас объяснить.
- Но ты точно знаешь, что это просто вопрос времени. Что все эти “чудеса” сегодня, как калькулятор в 17-ом веке, в будущем наука доступно и просто объяснит, что это такое и как это сделать, так ведь?

Я хмыкнул и отвернулся, благо было на что посмотреть. Вид открывался сногсшибательный. Несмотря на то, что здание было трехэтажным, находилось оно на возвышенности, поэтому многочисленные окна соседних домов превращались в огоньки. Словно обратная сторона звезд.
- А созвездие медведицы наверняка соответствует окнам президента... - она пробормотала последнюю фразу вслух, а я вздрогнул. Никак не привыкну к ее умению заканчивать мысли. Ладно, если бы я проговаривал их вслух, но тут она заканчивает то, что я только подумал. Она хитро посмотрела на меня и выразила недовольство некоторым фантазиям, которые приходят ко мне в голову во время наших ночных кувырканий в постели.
- Секс это как еда. То, что мне нравятся приправы, а ты вегетарианка - еще не означает что мой выбор это неприемлемо. Ты порой тоже хочешь острого соуса.
- Самый простой, горячий, свежеиспеченный хлеб никогда не заменит изысканные суши.
- Чтобы радоваться классике, нужно чтобы она была единственной пищей. И частота потребления должна существенно сократиться. Раз в месяц, например.

Она хихикнула, прикрыв глаза. Вот в такие моменты она была очень похожа на рисованную героиню из японских аниме.
- Когда я бросила курить, только тогда я поняла, как приятно дышать чистым воздухом. Так же и в сексе, и в еде.

Я выразительно посмотрел ей в карман куртки, где лежала пачка сигарет.
- Ну, я же не думала, что это будет так сложно!

Рыбки продолжали мирно двигаться в целлофановом пакете. Нисколько не обращая внимание на своих новоявленных богов. Ни единого намека на строение ритуального памятника с нашими лицами, даже плавники не сложены в молитвенном жесте. Из всех рыбок нам попались отъявленные еретики-атеисты. А спутница жизни моей загрустила.
- Это такая чепуха. Жизнь, смерть.
- Последнее время мы часто вспоминаем эту тему. Думаю, пора завязывать думать о том, что не принесет радости.
- Ты врешь. Неосознанно, но все же врешь. Откуда тебе известно, что за Той стороной?
- Давай я покажу тебе фокус.

Я выловил из пакета двух рыбок с именами “лошадка номер один” и “лошадка номер два”. Зажав каждую в кулаке, встал поудобнее, и закрыл глаза.
- Новый этап в наших отношениях? Мы более не будем говорить о смерти, мы будем ее создавать, да, милый? - ее сарказм отвлекал, но без него никуда.

Открыв глаза, я произнес:
- В одной руке рыбка умерла, во второй нет. Угадай, какая в какой.

Она опустила большой палец руки вниз и ткнула в мой левый кулак. Я раскрыл ладонь, рыбка лежала без движения.
- Угадала.

Раскрыл второй кулак, там рыбка трепетала. Она выхватила ее с ладони и опустила в пакет с водой. Я снова сжал кулак с умершей “лошадкой”.
- В чем секрет фокуса? Почему вторая выжила?
- Ты взяла на себя роль бога для них. А я, забавы ради, согласился. Поэтому в наших силах было давать жизнь и отбирать ее. По нашему усмотрению.

Ее и так немаленькие глаза расширились еще больше.
- Мы боги пока верим в это. Пока ум не пытается проверить это на практике. Без ума чудеса возможны, с ним - нет. Вот тебе и доказательство.
- Я не понимаю, зачем ты это показал?
- Все просто - чтобы перестать говорить о смерти, мне нужно было понять твое отношение к ней. Ты удивилась не смерти, а жизни. А я наоборот. На планете избыток жизни, а настоящей смерти мало.
- Как ты отличаешь “настоящую” от “ненастоящей”?
- Настоящая растворяет тело существа, освобождая дух, который возвращается туда откуда пришел. И может, идет еще дальше. А ненастоящая - просто рвет на куски и внешнее и внутреннее. Оставляя миллионы духов-калек во всех странах. Привидения - это они.

Она с недоверием потянулась пальцами к моему кулаку, который сжимал мертвую рыбку. Медленно открывая палец за пальцем.
- Куда она делась?

Кулак был пуст. Последним напоминанием увиденного была влага на коже.
- У нее была настоящая смерть. Она была готова к этому, а я всего лишь поднес спичку.
- Все равно, жизнь важнее! Ты разочарован, да?

Она смотрела на меня в упор, а я внимательно следил за мыслями, которые словно выкристаллизовывались в уме, превращаясь в нечто нерушимое. Неизменяемое. По твердости сравнимое с алмазом. Твердый, неломающийся и абсолютно прозрачный. Зная ее умения, я решил сказать их вслух, чтобы не возникало недопонимания.
- Между жаждой жизни и жаждой свободы ты выбрала первое. Не скрою, де факто я с тобой солидарен, но духом все же стремлюсь к небесам, а ты уходишь в землю. Я взлетаю, а ты падаешь. Ракета “земля-воздух” и ракета “воздух-земля” на миг встретились, пролетая мимо и эта встреча, вопреки законам гравитации растянулась на три года. Бесценные, но все же конечные.
- Неисправимый романтик с военными метафорами. Мне расценивать это как наш разрыв?

Ее вспыхнувший огонь залился водой. Все же стихии любят, когда им верны, а когда ими играют, меняя одну за другой, они выдают ответную реакцию в виде неприятной неустойчивости в точке зрения. В ее глазах виднелась тревога и печаль. Они были настоящими, огонь погас и вода ушла, оставив прибрежный берег, на котором появились острые выступы камней и пустые бутылки воспоминаний.
- Противоположности притягиваются. Наш квест еще не окончен. И… посмотри внимательнее на пакет.

Она взглянула на убежище рыбок и радостно вскрикнула. Внутри плавали все те же четыре рыбки с самыми странными именами на планете “лошадь номер один, два, три и четыре”.

Глава шестая: ОГНИВО

Куда ни плюнь везде пустота. Мы сидели с ней на берегу моря и смотрели как волны накатывают на мелкую гальку. Каждый раз камни окрашивались в более темный цвет, но солнце, сверкающее тонкими лучами из под облаков, освещало светом гладкую поверхность и они успевали высохнуть, пока медленная волна не накрывала их вновь.
- Ты любишь Боба Дилана? - спросила она.
- Нет, потому что он поэт, а я не понимаю английского.

Она чертила большим пальцем ноги на песке неясные символы и морщась тут же затирала их. Я взглянул на часы и несколько секунд силился понять сколько сейчас времени. Стрелки странно изогнулись на белом циферблате и было абсолютно неясно сколько времени. Оставив попытки контролировать реальность через время, я взглянул на облака. Серо-хмурые громадины ползли в неизвестном направлении, как нескончаемые улитки, оставляя за собой след белесого пара. Сквозь толщу воздуха был виден свет солнца, но откуда он исходил было неясно.

Девушка, моргнув по-птичьи, прошептала:
- Даже солнце против того чтобы ты контролировал реальность.
- Ты читаешь мои мысли, только что думал об этом.
- Нет, ты сказал это вслух, когда смотрел на часы. Я тоже по утрам не могу определить по ним время, зачем ты их носишь?

Обтягивающий запястье плотный ремешок из кожи дал ответ.
- Когда я с ними - деловые встречи проходят значительно быстрее.

Девушка нахмурилась.
- Но ведь ты же не понимаешь сколько на них времени.

Я вытащил сигарету из пачки и чиркнул спичкой. Творение второго, никотинового облака всегда было особенно приятно. Первая была словно пробный запуск, огонь только  захватывал новые территории и осваивался. А вторая, третья и последующие затяжки шли уже низким сортом, и каждое облачко пыталось повторить тот самый эталон второго вдоха. Но у последователей ничего не получалось.
- Ремешок от часов дает тоже ощущение, что и гравитация. Мы не можем управлять ни тем ни другим, но иллюзия того что мы можем на это положиться - успокаивает.
- Ты можешь положиться на ремешок? - она улыбнулась и посмотрела мне прямо в глаза.
- Ремешок, лишь следствие.
- Твоя змея сейчас укусила саму себя за хвост и превратилась в бесконечность.
- Знаю. Часы мне подарили еще давно. И я крайне редко могу определить по ним время. Но по большей части это и не нужно. Они дают уверенность в наличии псевдо-власти над потоком жизни - не это ли основная функция часов?

Камни ритмично стукались друг об друга в натиске прибоя. Девушка взяла пару камешков и начала ими чиркать между собой пытаясь высечь искру.
- Люди совсем не меняются - сказала она.
- Люди все время меняются, ничего не остается прежним - ответил я.
- Я тебе докажу - она стукнула камень о камень прямо передо мной, так что я увидел мелкие осколки высеченные ударом.
- Я уверена, что точно такое же действие делали и тысячу и пять тысяч лет люди, которые, вот точно также, сидели на этом месте.
- Но мы это делаем из-за интереса, а люди прошлого высекали искру. Создавали огонь. У нас есть спички.

Камни гулко упали к своим собратьям, она отряхнула ладони.
- Не путай изменение с дополнением. Мы стали больше и дальше, но при всем при этом мы делаем тоже самое что делали давно умершие люди.

Я притушил сигарету и, на секунду, луч солнца скользнул по щеке.
- Хорошо, соглашусь с тобой. Мы не меняемся. Какой толк во всей суете нашего муравейника, если он приведет к тому что мы будем делать одно и то же. Конфета остается все такой же сладкой, а обертка каждое мгновение меняет цвет и логотип выпускающей фабрики.
- Тебе совсем не радостно жить, правда?

Девушка села на небольшой островок чистого песка в метре от меня. Поджав коленки к груди она потянулась к сигаретам.
- Пару лет назад, я абсолютно случайно попал на похороны в монастыре. Там это происходит не как у нас. Монах знает точно когда умрет и садится на специальное место в углу сада камней. Медитация длится долго, если не смотреть на лицо, то будет казаться, что это просто камень одетый в одежду.
- Но он же упадет - рассеянно вставила свое слово девушка. Она больше внимания уделяла разглядыванию движения маленькой улитки на камне и, кажется, совсем меня не слушала.
- Что с ним делают после смерти я не знаю. Кажется, его тело каменеет, землю под ним поливают и он медленно разлагается, уходя в землю сада. Бывали случаи, что наиболее просвещенные монахи сразу после остановки сердца вспыхивали и сгорали - тогда его прах складывали в специальную шкатулку и молились на них.
- Наверное, они пили бензин по утрам, последние пару десятков лет - шутка девушки повисла в воздухе не найдя во мне отклика. Я зажмурился, вновь возвращая в уме историю и продолжил.
- Интересно другое - по ритуалу, умирающему запрещено использовать слова, т.к. дух смерти немой. Монах общается с собравшимися лишь глазами. Я видел его взгляд и завидовал.

Огонек спички сверкнул и начал отсчитывать мгновения короткой жизни сигареты.
- Ты завидовал смерти?
- Нет, я чувствовал в его глазах отсутствие как скуки, так и интереса. Ни радости, ни горести. Один цвет порождает вспышку, другой цвет тушит его. А там... Там не было цвета. Он видел мир таким какой он есть на самом деле - бесцветным. Лишь образы, которые не рождаются и не умирают.
- Несчастный человек. Я бы умерла в таком состоянии. Не вижу чему завидовать.
- Прошло столько времени с того момента. А я до сих пор порой прокручиваю мысль, о том каково это - видеть мир бесцветным.
- Не припомню, чтобы счастливые были дальтониками.

У меня исчезло желание продолжать разговор и, повернув голову, я уставился на цепь гор. Прибой облизывал их края, но те были беспристрастны к лести волн.

К ногам упал моток хвороста, затянутый широким поясом от платья. Девушка, усевшись на колени, начала разгребать небольшую ямку в песке. Соорудив вигвам из принесенных дров, она наломала самых мелких веточек и засунула их в центр костра. Я кинул в ее сторону коробок спичек.
- Вот случится на планете мировая война и у людей кончатся спички - она безуспешно зажигала древесные палочки, но сильный ветер задувал пламя, не давая ему разгореться.
- Тогда люди достанут зажигалки и все буду счастливы - ответил я.
- А вот представь, что и зажигалки кончатся.
- Люди обязательно придумают что-нибудь еще, без огня будет холодно.
- Вот и я о том же - попытки зажечь костер не увенчались успехом и коробок спичек опустел наполовину.
- Ты согласна с первым или вторым?
- Со вторым. Что без огня холодно. Им придется научиться делать так - скрестив пальцы, она подвела их к окошку вигвама и чиркнула пальцами между собой. Вспыхнула искра, сразу перекинувшись на веточки и обрывки бумаги, пламя начало расползаться, разгораясь сильнее.

Девушка смущенно засмеялась и, убрав прядь волос со лба, посмотрела на меня.
- Огниво спасет в любую погоду. И всегда его носишь с собой - она подняла вверх указательные пальцы.
- У меня появилось ощущение, что это наш последний разговор.
- Согласна, люди могут делать подобное лишь раз в жизни. И лишь в ее конце.
- Получается, что огонь равноценен жизни.

Она уселась рядом, смотря на языки пламени. Запахло дымом и стало теплее.
- Закрой глаза - попросила она.

Я закрыл веки и не увидел разницы в мире. Привычная тьма не пришла. Вместо этого был тот же пляж, костер и холодная поверхность моря уходившая за горизонт. Но ее не было рядом. Давление ее головы на плечо оставалось, но самого тела не было. Я видел тот же мир с закрытыми глазами.
- Мне пора. И... запасайся спичками, твое огниво пригодится еще не скоро - голос девушки из ниоткуда пролетел ветром через меня и исчез в наступающей мгле.

Открыв глаза я увидел боковым зрением вспышку света в том месте, где сидела девушка. Давление на плечо исчезло. Я достал последнюю сигарету и выкинул пачку в костер. Небо темнело. Опустив глаза, я заметил аккуратную горку пепла справа от себя. Именно там она сидела еще пару минут назад.
Собрав пепел ладонью я бросил его в костер и последнее упоминание об этой чарующей женщине растворилось в горячем пламени.

0

21

Другой написал(а):

Последнее время она была в двух агрегатных состояниях воды и огня. Ее сталкерские игры были интересными. Она мыслила по-другому. Но когда сталкивались две стихии - это было особенно увлекательно. На сей раз, речь зашла о суициде.

Ничего не поняла. )))))

0

22

Second Life Girl написал(а):

Ничего не поняла. )))))

Танюша, это состояние что бы понять необходимо пережить, состояние на грани стихий, какая из них возьмет верх не предсказуемо. Спокойная, тихая, апатичная и холодная вода или жгучий, лихорадочный и  уничтожающий все на своем пути огонь.

:blush:

0

23

Ты права. Я совсе не сильна в мисцитизме. ))))
Не дается мне этот слой.
Нсправляется мой мозг с этим. )))))
По мне, реальность - намного круче любой мистики.

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC