Виртуальная планета. Творческий форум.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Виртуальная планета. Творческий форум. » Авторская проза форумчан » Личная страничка Ведьмы Марго


Личная страничка Ведьмы Марго

Сообщений 1 страница 30 из 54

1

Здесь начинаются чудеса...
На этой страничке собраны колдовские зелья, рецепты и фантазии Ведьмы Марго

0

2

Сегодня, в четвёртый день весны, я - Марго, начинаю писать свою собственную колдовскую книгу Любви.
И первыми строками в ней будут слова приветствия...
Я вытяну из  последнего снега холод, оставляя нежность,
Сомну колючесть хвои, даря аромат улыбки,
Со звёздного неба добуду блеск восторга,
Из горной реки звонкость смеха,
Ночной прохлады темноту смешаю с пламенем  в камине,
Смешаю это  в кувшине любви и разолью по Планете любви...
Всем здравствуйте!

+1

3

Пусть первым будет это...
Я буду ждать
Сегодня…Я накрою алой скатертью стол, поставлю чёрную посуду и… белоснежные салфетки, будут самым ярким пятном на празднике во имя тебя. Провозившись несколько часов на кухне и порхая под музыку Stinga в процессе приготовления твоих любимых блюд, я буду с нетерпением ждать твоего прихода. Ты всегда приходишь ко мне, когда город засыпает под пьяную песню метелей, под весенний смех грома, под летний водопад солнечной прохлады, под бумажный шелест осыпающейся листвы. Я всегда буду ждать, а ты, всегда выполняющий свои обещания, будешь приходить.
Стоя обнажённой перед зеркалом во весь рост, я возьму чёрный карандаш и, высунувши кончик языка, сосредоточенно стану обводить глаза тонкими стрелками, превращая их в жадные всепоглощающие окна потустороннего мира. Подчёркивая высокие скулы мягкой кистью, я захлебнусь от желания скорой встречи. Вырисовывая линию губ и закрашивая их помадой цвета старого вина, я буду ждать того момента, когда ты вопьёшься в них, сминая весь цвет и вкус, надкусывая и поглощая.
Одевая бельё цвета ночи, я понимаю, бесполезность его, ведь его присутствие так же не долговечно, как и первый снег, выпавший в октябре. Бесцветные чулки, так и останутся незамеченными и невостребованными, предназначенные, лишь для возбуждающе бархатного скольжения твоей руки по моей ноге. Натягивая их, я, прикрыв глаза, явственно ощущаю твоё движение, твою ласковую наготу бедра. Я на пределе ожидания, но ещё рано, слишком рано, тебя ещё нет. Город ещё не спит.
Отодвигая дверцу платяного шкафа, я смотрю лишь на одно платье, цвета моего нынешнего цвета волос, цвета женственности, канона строгости и величия, оттенка смерти и тоски, цвета моей больной любви к тебе. Тонкий шёлк, струится по моему телу, обволакивая его паутиной моей страсти. Глубокий вырез оставляет обнажённой почти всё спину, целомудренно закрывая грудь. Застенчивая похоть платья доведёт тебя до полуобморочного состояния, до обрывания твоей сердечной мышцы, до скручивания нервных окончаний и до страстного обладания мной.
Я улыбаюсь себе. Довольная увиденным. Я целую своё отражения. Ту, что всегда останется со мной. Отпечаток моих губ с зеркала вскоре исчезнет, это её губы вберут этот цвет в себя, отвечая на мой поцелуй. Я отвернусь, чтобы выйти из спальни, а она так и останется смотреть на мой уходящий образ, улыбаясь….
Ждать тебя всегда тяжело, особенно последние минуты, секунды. Но вот и стук в окно. Я распахнув дверь балкона, вижу тебя сидящего на корточках на перилах кованого ограждения.
-Ты пришёл.-мой шёпот, ведь теперь я могу говорить только шёпотом.
- Я твой - звук твоего, с хрипотцой, будто слегка простуженного голоса, который сводит меня с ума, так же, как и твои необыкновенные глаза.
- Заходи, Ангел мой…- моя улыбка, готовая затмить весь свет имеющийся во вселенных, предназначенная лишь для тебя.
Ты легко спрыгиваешь на пол и, окинув своим взглядом всю меня, проникнув в глубь моей души, притягиваешь к себе...
- Ну, здравствуй,  душа моя....

+1

4

Тебе
Я усажу тебя за стол, зажгу чёрные свечи с ароматом дикого вереска. Разолью по бокалам пьянящее зелье, сваренное на полевых травах и душах влюблённых эльфов. Предложу блюда, приправленные моей любовь, страстью, желанием. И закружу беседой об удивительных девах-воительницах небесного Асгарда, о чувственной Айседоре Дункан, буду читать Бодлера и слушать твои рассказы о путешествиях и приключениях, которые были в твоей жизни, пока рядом не было меня. Я не тороплю время, у нас достаточно, ведь приходя ко мне, ты останавливаешь его, и наш день может приравниваться человеческому году. Только для нас это не так долго, как могло подуматься, это мгновения длинною в людские жизни…
Я наблюдаю за каждым твоим движением, ловлю каждый твой взгляд, угадываю каждое желание, стараясь не упустить необходимый миг. Мы играем, мы выводим из равновесия, доводим до бешенства, причиняем боль и зализываем раны, вымаливая прощения и снисходительно прощая. Мы этим живём. Лишь четыре раза в год.
Я прохожу мимо тебя, ставлю виноград на стол. Чувствую твой взгляд на себе. Улыбаюсь. Я знаю, что я для тебя.
Лёгкое дыхание ветра по спине, нет, это твои пальцы проходят от шеи до поясницы, до того места, где начинается ткань юбки. Дрожь по всему телу. Желание сбросить всё и отдаться в твои сильные и ловкие руки, просто не выносимо. Но мы не спешим, мы наслаждаемся, слишком долго мы были в разлуке, чтобы всё смять и испортить.
Губы. Твои горячие губы тавруют меня, оставляя огненные следы на лопатке, плече, шее. Дыхание у меня в волосах, во мне. Вздох. Мой? Твой? Наш….
Пальцами ты обводишь контур моих рук, поднимаясь к плечам, ждёшь, когда моё тело покроется мелкими мурашками. Больше не могу. И ты это знаешь. Как же ты любишь меня помучить, но и я в долгу не останусь. Поворачиваешь меня лицом, заглядываешь в мои глаза, и если они зеркала Души, ты там увидишь лишь себя, в пламени моего желания. Не доводи меня, милый, чтобы не сожгла я тебя в нём.
Твои руки блуждают по спине, опускаются на ягодицы...
Я хочу, продолжения, а ты лишь смотришь и улыбался. Ну, ладно. Я потянулась и взяла со стола нож, с тонким, острозаточенным лезвием. Ненавижу расстёгивать мелкие пуговицы на твоей рубашке, поэтому -РАЗ, и мы слушаем, как они покатились по полу, разлетаясь вокруг нас. ДВА - и ты стоишь в одних брюках. Головокружение, которое начинается при виде тебя, становится невыносимым, я упираюсь лбом в твою грудь, запах, становится ещё хуже.
- Зараза, ты - шепчу тебе
- Я, знаю - смеёшься ты мне в ухо.
Моё лицо в твоих руках, твои глаза в моих глазах, твои губы на моих губах, твой язык с моим.
Страсть… Наконец -то ты позволил нам её выпустить. Физическая боль от сдерживания своих желаний пронизывает всё моё тело, тебе не лучше, но ты умело притворяешься…
Прервав наш поцелуй и отстранив меня, ты одним, больше и не требовалось, движением, обрушил шёлк платья к моим ногам, подал руку помогая переступить через него, и вновь притянул к себе. Язык по шее, подбородку, губам, проникновение, по зубам, глубже, язык. Я ответила...
Ты поднял меня, я сцепила ноги у тебя за спиной, продолжая безумство поцелуя.
Почему подоконник? И кто же тебя поймёт? Он широкий и низкий, и плевать, что окно в пол стенки, и плевать на соседей, на всё плевать. Лишь ты и я.
Оставив рот в покое и запрокинув мою голову назад, намотав волосы на руку, начал новые пытки над моим соскучившимся по тебе телом. Ты, мерзавец, понимаешь, что я уже на пределе, но всё же, продолжаешь ласкать, проводя языком от шеи и вниз, вниз…О, боги!.. твои губы обхватили мой сосок. Мой стон.
-Возьми меня, хочу быть твоей, Ангел мой! - прошептала я.
-Ты и так, принадлежишь мне, моя Душа ...

+2

5

Я хоть и не такой талантливый)) но могу сказать,что определенно это творчество заслуживает высоких похвал!) Столько чувств,эмоций вложено в эти произведения)Марго не переставай творить!)

+1

6

У меня впервые нет слов! Это надо пережить. Это как с поэзией Сероглазой - коллапс души и сознания.
Отойду от эмоционального шока - напишу. Пока скажу одно: это явление! И явление необыкновенное!

0

7

Сероглазая Я благодарна тебе за эту страницу) Пусть она началась с Фантазий, а не  с колдовских словосплетений, но я наполню её и  ими)
DarkFox Спасибо тебе, за поддержку) Ты и сам наделён искрой таланта, так что не прибедняйся)
Second Life Girl Благодарю за такие отзывы. Они очень много для меня значат)
Different Mood Я буду ворожить)

Я долго думала, опубликовывать  ли продолжение и пришла к выводу, а будь что будет, выставлю.

0

8

С тобой
"А может быть, и ты — всего лишь заблужденье
Ума, бегущего от истины в мечту?" Ш.Бодлер

Я откидываюсь назад, лирой выгибаясь в твоих руках, подставляя под твои губы свою грудь. Моя кожа, будто оголённые нервы, я вздрагиваю от каждого твоего прикосновения. Я не понимаю, что ты со мной творишь, то ли целуешь, то ли облизываешь, то ли сдираешь кожу, хотя мне сейчас всё равно, главное, чтобы ты продолжал начатое. Но это же ты, тебе мало меня раздразнить, тебе нужно измучить меня по особому, я знала это, но как всегда не была готова, мне не привыкнуть к этому никогда. Но мне это нравится, хотя и заставляет чувствовать боль во всём теле.
Ты отстранился от меня.
- Пить, хочу. Тебе, принести вина? - твой шёпот расходится по венам, смешиваясь с кровью, стремясь к сердцу, и обнимает душу.
Я кивнула, и, не открывая глаз, опёрлась об окно, не в силах смотреть на уходящего тебя. Мне всегда становится холодно, когда ты отпускаешь меня из своих объятий. Меня стала пробивать мелкая дрожь.
Ты, ступаешь очень мягко, будто хищник, да ты и есть хищное и очень опасное животное, которое никогда и никому не принадлежало, и не будет принадлежать. Ты когда хочешь, приходишь, когда хочешь, уходишь, и ни одна живая душа не знает куда. Ты вольный ветер, ты дым, который развеивается в мгновении ока, ты дурманящий аромат неизбежности. И тебя никто и никогда не сможет удержать, вернуть, остановить, заставить, ты всё выбираешь для себя сам.
Но тебя выбрала Я, или это ты позволил себя выбрать - это пустой вопрос без ответа. Мы встретились однажды на выжженном поле, среди мёртвых, человеческих тел, сожжённых злобой, ненавистью, жестокостью, безразличием. Ты искал выжившие души, чтобы спасти их и вернуть к жизни. Я блуждала непонимающая, запуганная, бездомная, только-только подвергшаяся огненной пытке. Ты первым увидел меня, первым подошёл ко мне, объясняя, что со мной произошло, что меня ждёт и не дал сорваться в пропасть ада, которая принимала все души, попавшие сюда и не встретившие проводника в свой мир. Мне повезло, я встретила тебя, мой Ангел, но почему ты меня не отпустил насовсем? Зачем держишь возле себя и лишь несколько раз в год ты приходишь ко мне? Я знаю, что остаться ты не можешь, я знаю, что позвать с собой меня тебе нельзя, я знаю, что ты не в силах забыть меня, как и я тебя. Проклятье или счастье иметь тебя? Наверное, и то и другое. Я знаю, что такой, как я, у тебя никогда не было. Нам легко и очень тяжело вместе, но мы неизбежны...
Я втянула носом твой аромат, ты здесь, рядом, я улыбнулась и потянулась, лениво выгибаясь вперёд, навстречу тебе. Ой! Я вздрогнула и открыла глаза, что то прохладное упало мне на шею. Ты стоял на коленях передо мной и аккуратно, каплю за каплей проливал вино на шею, на ключицу, которое тонкой струйкой стекало на грудь, а ты, мой мучитель, нежно слизывал его с соска. Я уставилась в твои глаза и ощущала, как бушует неприкрытое желание, какую силу ты прикладываешь, для того, чтобы не набросится на меня прямо в эту секунду. Ведь нам нужно испытать все эмоции, прожить каждый этап, запомнить их на долгие месяцы разлуки, поэтому и не торопимся, нагнетая страсть до максимального предела.
Я стонала от непередаваемых ощущений, смеси холода бордовой жидкости и тепла твоего языка и губ. Моё тело таяло от твоих касаний, извиваясь, как узкая просёлочная дорога в твоих руках.
Больше ни минуты без прикосновений, без тебя, я устала, я сломалась, я слабая...
Быстрыми движениями, я расстёгиваю ремень на твоих брюках, расстёгиваю молнию и... умираю в твоих руках, которые подняли моё растерзанное желанием тело и прижав к себе, быстро насадив меня на свою плоть. Я взвизгнула от этого первого, немного грубого движения...
Толчки в моём теле, сладко-влажная грудь прижата к тебе, наши языки пляшут танец безумства и победы... Я задыхалась в тебе, с тобой, для тебя...
Последнее, что я помню твой замутнённый от экстаза взгляд.
Сколько я была в забытье? Это не важно. Мы ещё вместе, наше время ещё не окончилось.
Открыв глаза, я увидела на кровати, на моём теле разбросанные кроваво-красные маки и тебя склонённого надо мной.
- Эти цветы излечат тебя, Душа моя.
- Меня излечиваешь ты, Ангел мой...

+1

9

Ты
"Его душа - заплеванный Грааль,
Его уста - орозенная язва..." Ш. Бодлер

Ты обрывал лепестки маков и укладывал на моём теле узорами, цветами и хаотичными спиралями. Я улыбалась, наблюдая за твоими действиями, я расслабилась настолько, чтобы чувствовать каждое прикосновение лепестков, каждый вздох умирающих цветов, каждый миг твоего удовлетворения своей выдумкой. Ты поразителен в своей фантазии. Я смотрела на тебя и делала титанические усилия, чтобы не сорваться и не прикоснуться к тебе, тем самым нарушив твой труд. Я знаю, что станешь раздражительным, ведь ты так не любил, когда, я ломаю твои творения. Ты очень тонко чувствуешь своё вдохновение и очень трепетно к нему относишься.
Помнишь, как ты меня рисовал, вернее на мне, и как я не выдержала возбуждающих-щекочущих мазков кисти, столкнула ошарашенно-возмущённого тебя, перевернув на спину, и оседлала. Удивление сменилось гневом и ты, опрокинув меня на спину, распяв на полу, больно зажал руки, раздвинул ноги и с адским огнём в глазах, со злой улыбкой вошёл в меня. Грубо, жестоко, со всей, лишь тебе присущей силой ты разрывал моё тело. При этом чеканя слова, предупреждал, чтобы я никогда не смела, портить твои творения. Я кричала, я вырывалась, ты держал, не ослабляя своих движений, и в какой-то момент, ко мне пришла мысль, что такого я никогда не ощущала. Я влюбилась в боль, я влюбилась в твоё насилие. Твой последний взрыв, остался во мне, как божественный дар. Ты откатился в сторону, и я, еле, сдерживая дрожь в теле, подползла к тебе, прижавшись к боку уснула. Ты обнял меня, и, уткнувшись в волосы, глубоко и облегчённо вздохнув, последовал за мной…
Я знала, как довести тебя до неконтролируемой ярости, но мне этого сегодня не хотелось, мне нравились твои маки, мне нравилось твоё настроение, мне нравилась твоя страсть.
Чувствую себя застывшим холстом, умело и с любовью к художнику впитывающего краски. Ты долго творишь то, что исчезнет за несколько секунд. Красота на миг. Я смотрю, как на твоих губах появляется улыбка, тебе нравится то, что вышло, ты доволен и сейчас придёт тот миг, когда мы будем разрушать иллюзию бессмертия прекрасного. Ты поднялся, я задохнулась от вида твоего возбуждения, и пошёл туда, где лежал твоя зеркалка. Ну, конечно же, как я могла забыть, твоё новое увлечение. Ну, что же, играйся, мальчик мой, я люблю твоё счастье, оно питает меня, и оберегает долгие месяцы, долгие ночи без тебя.
Твой голос, твои слова, твои глаза, в которых отражалась лишь я, сводили меня с ума. Ты говоришь, что я прекрасна, но это рядом с тобой я становлюсь такой. Ты говоришь, о моей чувственности, но это лишь в твоих объятиях я сбрасываю оболочку сильного существа. Ты говоришь, что я самая лучшая женщина в этом мире, но это потому, что ты меня привёл сюда из той, иной реальности, где тысячи таких, как я. Ты говоришь, что я умна, это потому, что, только слушая тебя, я ворую частицы мудрости, которые у тебя в крови. Ты говоришь, что я буду принадлежать лишь тебе, а кто говорит об  обратном. Я была создана для тебя, под стать тебе, из-за тебя. Ты не понимаешь моих ответов, ну и не нужно, пусть это будет моей единственной тайной между нами.
Говорят, что я проклята из-за того, что связалась с Ангелом Смерти, но, что такое горение в аду, по сравнению с невозможностью быть твоей. Ведь у каждого Ангела, даже такого, как ты, есть своя душа. У тебя есть Я.

+2

10

Последние минуты с тобой
Ты ходишь вокруг меня, маня и дразня собой, а я, не в силах испытывать такой муки, закрываю глаза, представляя себя спящей в хрустальном гробу. Да, я принцесса, которая лишь четыре раза в год просыпается от поцелуя своего Ангела, оживая на одну короткую ночь. Зачем быть живой без тебя? Я только сегодня, сейчас, пока ты мне позволяешь, и живу.
- Открой глаза, - слышу я твой голос у себя во рту. Губами обнимаешь мои губы, дыхание твоё у меня внутри. Ты так же неожиданно отстраняешься от меня, как и прикоснулся.
Щелчок, ещё один, и ещё….
Ты накрываешь меня своим телом, мнёшь, давишь и разрываешь лепестки. Они прилипают между нами, к нам, теряя свою свежесть и цвет. Это намёк, что скоро всё закончится? Я крепче к тебе прижимаюсь, сплетая ноги за спиной, впиваясь в твою кожу ногтями…
Ты, освобождаясь, опрокидываешься на спину, оставляя меня в одиночестве, но меня это ничуть не огорчает, я люблю играть с тобой, милый.
Я подхожу к окну, где на подоконнике стоит флакон цитрусового масла, наливаю его в ладонь и медленно, с наслаждением втираю в тело. Мои глаза полуприкрыты, но я вижу тебя, знаю твои мысли, читаю твоё нетерпение. Я улыбаюсь и извожу тебя дальше, мой Ангел. Терпи. Опускаюсь на колени и, выгибая спину, как дикая пантера, двигаюсь к тебе, осторожно, не спеша, играя своим телом у тебя на глазах, возбуждая до предела, извращая твою страсть, но ты неподвижен, ты кусаешь губы, сжимаешь волю, но не двигаешься. Ты смотришь, ты дышишь, ты хочешь. Я здесь, я рядом, я с тобой, я на тебе. Твои руки размазывают масло по моей коже. Я скольжу у тебя в объятиях, выскальзывая и трусь о твой горячий живот, грудью провожу по твоих, полураскрытых губах, чувствую, как сосок попадает в рот, как язык облизывает его, как прижимает его к нёбу. Мой стон, ноющая боль внутри заставляет прижиматься к тебе крепче и крепче. В глазах темнеет от близости твоей. Потихоньку освобождаю свою грудь с плена твоего рта, веселясь твоему недовольству. Скольжу по тебе, вдавливаясь в тебя, всё ниже и ниже, пока не оказываюсь у тебя между ног. Я изнываю от желания проникновения в меня, но я хочу увидеть твой затуманенный, от моих прикосновений взгляд. Ты ждёшь. Я знаю.
Нагибаюсь. Ты же знаешь, что ласки бывают разными. Хочу причинить тебе дьявольски невыносимую муку ожидания, в которой я живу постоянно, хотя это лишь капля в океане того, что чувствую я. Чтобы ты почувствовал, чтобы понял, каково мне…
         Лёгкие касания губами, кончиком языка, грудью, я испытывала твоё терпение, но знаю, когда остановится, а ещё не время. Обхватываю губами, лишь край. Отпускаю. Обвожу языком по кругу и потихоньку насаживаю свой рот на него. Ты стонешь, направляешь меня. Играм конец. Огонь окончательно объял нас. Ты не выдержал первым и, оттянув меня за волосы, впился мне в губы.
         Развернув к себе спиной, вошёл в меня, твоя правая рука легла у меня между ногами. О, Боги, я готова, терпеть все разлуки и проклятье, ради тех часов, которые провожу с тобой. Мы захлебнулась экстазом одновременно. Дикий, не сдерживаемый крик удовлетворения вырывался из нас. Темнота, вспышки света, перемешались у меня в голове. Душа Ангела умирала.
         Ты ушёл в душ, один. Звал, я не соглашалась. Пусть расставание не затягивается, хочу, чтобы ты быстрее ушёл, хотя у нас и было ещё время. Но пусть это будут минуты для пустой болтовни, нежели я буду отрывать тебя от своего рта с кусками плоти.
          И мы сидим за столом, поглощая остатки ужина. Я вяло жую огромные виноградины, и с удовольствием смотрю на твой разыгравшийся аппетит, на твои искры в глазах, слушаю тебя, удивляюсь и смеюсь над твоими шутками.
Опять балкон. Ветер, который принёс тебя, вновь здесь. Это за тобой, мог и не говорить. Я улыбаюсь тебе, ты осторожно заглядываешь мне в глаза. Что ты ищешь там, милый? Боль от разлуки, смертельную тоску по тебе, гнев на тебя, что оставляешь меня? Не ищи, родной, это всё спрятано так далеко, что и тебе проницательному, не увидеть. Это для меня. А для тебя лишь любовь, радость и лёгкая грусть. Поцелуй. Нежный. Меланхоличный. Сдержанный.
        Я закрываю глаза. Ненавижу смотреть, как ты исчезаешь. Порыв ветра и я смотрю в ночное небо. Долго здесь находится, нет сил. Закрываю дверцы балкона, зашториваю портьерами, разворачиваюсь и смотрю на себя в зеркало.
- Я сильная,- твержу себе, подходя к своему отражению, - Я выдержу, не впервой.
Она смотрит на меня и улыбается:
- Добро пожаловать, обратно в ад, потерянная Душа…
Финал? Занавес?

0

11

Стеклянные слёзы
        Холодно. Как холодно. И не только из-за надвигающихся морозов. Хотя из-за этого тоже.  То, что я чувствую, рождается внутри меня и разливается по всему телу. Холодно. Студёно. Обмораживающе больно.
       Моё тело становится не моим, его подчиняет  зима. Я теряю его.
       Я не чувствую ног, которые несли меня к тебе, по мокрому асфальту, по высокой траве и горным тропкам, которые побежали бы за тобой, хоть на край света..., да вот за край не пошли.
      Я не ощущаю рук, пальцев, которыми прикасалась к тебе, обнимала, писала тебе и на тебе, которые вытянули из топи, и смогли удержать и не дать упасть за горизонт.
     Я не чувствую тёплых слёз. Вместо них, осколки замёрзшей воды, рождённые в глазах, которые растворялись в твоём взгляде, впитывали их темноту, теплоту и сияние и, которые больше не будут искриться. Отныне в них вечная тьма, как покрывало той, под сенью которой ты ходишь.
      Я не чувствую губ, которые улыбались лишь для тебя, целовали лишь тебя, оживляли лишь тебя, а теперь застыли ледяным подобием и при попытке улыбнуться трескаются и  истекают холодной кровью, вымораживая прикоснувшихся к ним.
      Я не чувствую сердца. Оно не горит, не чувствует, не бьётся, оно заиндевело после сожжения. Нет больше того, что билось о грудную клетку бойкой пташкой, при твоём появлении, при твоём прикосновении, то, что готово было хранить наше чувство вечно.
      Я замерзаю. Разрушаю себя. Вымораживаю до основания. Так, чтобы без надежды, чувств и будущего. Просто ледяная вечность, с осколками застывших воспоминаний. Я не хочу ничего менять. Ведь я больше не чувствую твоего тепла.
      Но иногда, я чувствую лёгкое движение позади себя, создающее ощущение, что я не одна.
      Чувствую, тёплое дыхание на шее, дарящее надежду, твоего присутствия, мне кажется, что вот сейчас я обернусь и рухну к тебе в объятья.
      Чувствую, шуршание воздухом и дуновение в моих волосах, когда удушающе плохо и мерзко в душе и в глазах.
      Чувствую, улыбку у себя возле уха, каждый раз, когда в горле стоит крик беспомощности и отчаяния.
      Чувствуя присутствие несуществующего, ледяная Я, начинает таять, становясь иной, совсем иной, которой ещё никто не знал и не видел. Один на один. Тайна с тайной. Рассудок с рассудком. Боль с болью. Порок с пороком. Душа с душой. Я тебя потеряла, но ты где-то рядом.
       Несколько дней без тебя, это невыносимое испытание, просто мучительно долго тянется время, а впереди, ещё кажется тысячелетия одиночества. Почему в этот раз всё так особенно долго. Я не могу найти покоя в своём мире, я извожусь.  Воспоминания иголками вонзаются в сердце, которое любило тебя. В  глаза, которые смотрели на тебя. В руки, которые ласкали тебя.  В тело, которое принадлежит лишь тебе. В душу, которую ты спас и забрал себе. Находится в таком состоянии, я просто не могу. Невыносимо то, что нет возможности, до тебя дозвонится, достучаться, докричаться, добежать, долететь. Там где ты, нет никого и ничего. Ты не существуешь, никогда не существовал, да и вряд ли кто-то тебя увидит. Но я то знала, то единственное место, где ты есть, там, где, когда- то встретил меня.
      И я знаю, милый, как к тебе туда попасть. Сквозь боль и проклятье вечной души, но путь есть. Боль, что такое боль тела, по сравнению со временем без тебя. Проклятие? Да я живу с ним, и как можно проклясть то, что уже давно и так проклято.
       Я знаю, что тебе не понравиться то, что я придумала, но твой гнев я переживу, успокою и утешу, скрашу твоё одиночество и там время бежит по- другому.
       Путь, освещённый твоей улыбкой труден, но я справлюсь.
       Моя спальня, моё зеркало и моё обнажённое тело. Создам себя  для тебя самую прекрасную и самую желанную. Я улыбнулась и достала из комода чулки и нижнее бельё. Пусть это будет магия творения. Я сажусь на краешек кровати, собирая чулок, и надеваю на кончики пальцев. Распрямляю ногу и лёгкими умелыми движениями, будто приклеиваю новую кожу, натягиваю чулок, прижимая ажурную резинку.  Вторая нога облачена в такой же атласно-нежный чехол. Трусики, настолько тонкие, что поместились бы и в ладошке младенца. Продеваю одну, затем вторую ногу, поднимаюсь и расправляю их, нежно прикасаясь к своим бёдрам. Я всё делаю так, будто ты сидишь у меня за спиной, вальяжно разместившись в кресле, и смотришь на это действо. Всё для тебя любимый. Лифчик, который закрывает лишь половину груди, приподнимая её и делая ещё более соблазнительной, застёгиваю и аккуратно поправляю, удобно размещая её в нём.
      Макияж с лёгким налётом печали и озорства, нежности и страсти.
Отрываю кусочек чёрного ночного неба и создаю тёмные ободки вокруг глаз, подчёркивающие темноту моих глаз.
Несколькими взмахами пера Жар-птицы, окунутом во влагу ночного океана, превращаю ресницы во влажную вуаль, стыдливо прикрывающую мои зеркала. Мягким мехом облака, посыпанным золотой пыльцой рассвета, слегка касаюсь лица.  Всего пару дуновений, подчёркивающих форму скул.
Чёрным угольком из пожарища вырисовываю изгиб бровей, схожих на взмах птицы.
Вынимаю из коробки свежие заспиртованные вишни и провожу ими по губам, которые тут же впитываю цвет и хмель ягод, чтобы опьянить тебя после первого же поцелуя.
        Платье цвета крови граната, чтобы ты увидел меня, заметил среди серости пустоши.
А в руках будут жёлтые хризантемы. Я буду твоей булгаковской Маргаритой, твоей надеждой на жизнь после жизни.
       Ванна наполнена горячей водой,  и…опасная бритва лежит на краю. Я последний раз смотрюсь в зеркало, улыбаюсь, переступив край последней купели, ложусь в неё.
Я знаю как, я знаю где, я знаю куда, я знаю к кому. Я иду к тебе....

+2

12

Со мною что-то происходит...
Как часто вижу я с тех пор в воспоминанье
Молчанье грустное, волшебный свет луны,
И это горькое и страшное признанье,
Всю эту исповедь под шепот тишины!
Ш. Бодлер
        Знаешь, что такое грань? Грань между реальностью и сном, безумием и разумом, между смертью и жизнью... Я знаю, я так часто по ней прохожу, что порой не могу различить эти два полюса и не могу определиться, где же мне место. Канатоходец, эквилибрист, акробат своей непутёвой жизни, не видящая ничего, кроме вот этой самой грани.
        Ты учуял мои мысли и пришёл за два мгновения раньше, нежели я смогла уйти к тебе.  Вытащил, вобрав в себя часть моей памяти и тоски по тебе, но так же мгновенно и исчез, будто ничего и не было, подарив, лишь свои объятия и слова….
         А я, так и осталась на том месте, где ты меня и оставил… Смотрю в зеркало, на улыбающуюся яркую женщину, которая подходит к краю и, проводя по глянцу отражения шепчет:
- Ты не в силах уйти, ты недостаточно смелая или недостаточно привязана и, сбегая к нему, пытаешься укрыться и не думать о своём настоящем будущем с тем другим, который рядом с тобой. Смотри на себя, кто ты есть...
И она отошла.
Я прищурилась, наконец, увидя то, что и должна была.  Отражение собственной ванной комнаты, ванную, наполненную до краёв водой, бритву, так и оставшуюся лежать на бортике, и себя...  Мокрую, испитую, несчастную или счастливую, не поймёшь.
         Что-то странное и печально-ненормальное сидело на туалетном столике, там, где его и оставили.
На нём было мокрое,  до талии стянутое платье, цвета запекшейся крови, открывающее грудь, со следами твоих губ и касаний. Задранный подол, прилипший к влажным бедрам, хранящим жидкость твоего вторжения на внутренней стороне.
Лицо. Так правильно и чётко нарисованное лицо, потеряло всю яркость и идеальность черт, размытых, погружением в воду и твоими поцелуями.       Размазанная твоим пальцем помада, чёрные дорожки туши от воды ли, от слёз ли, но стекающие по щекам.
Передо мной сидела грязная шлюха, которая продаёт себя за пару взглядов и тёплое сердце, за сильные руки и собственную похоть. Которая будет выгибаться и стонать под тобой каждый раз, когда ты позовёшь, когда захочешь её. И этим будет жить, и радоваться, больше, нежели прикосновениям того, кто всегда рядом…
Я стягиваю своё тело, своё платье, и погружаюсь в остывшую воду,
чтобы смыть налёт продажности и своего безумства к тебе. Но я вряд ли смогу это сделать, я слишком хочу твоего присутствия в своей голове, теле, мыслях. Ты моя самая огромная тайна, которая никогда и никем не будет раскрыта….
Поднимаюсь из ванной, и, ступая на мокрый кафель, оставляя мокрые следы на полу в коридоре, спальне, я подхожу к зеркалу, смотрю на обнажённое и настоящее, без примеси притворства и без грамма женских уловок тело, лицо. Вот я настоящая. Готовая провалиться в пропасть, испить яд из уст змея, загнуться от взгляда Горгоны, быть связанной нитями Ариадны и быть брошенной к ногам всадников Апокалипсиса, разорванной добрым псом Куджо, лишь бы знать, что ты придёшь и вытащишь меня из моих больных фантазий. А может просто поглубже туда засунешь, чтобы никогда не смогла выбраться и забыть обо всём нормальном.
             Я, со странной улыбкой, мокрая и дрожащая от холода своего безумия, ложусь на кровать и, широко раскрыв глаза, застываю, глядя в потолок. Заснуть бы, чтобы не вспоминать твои глаза и улыбку, твои руки и твой смех. Как я была счастлива с тобой….
Утро…. Я непонимающе  смотрю на мокрое платье, на своё лицо со следами тоски... Но, тоски по кому?...
Я разворачиваюсь и иду готовить кофе, слегка улыбаясь и чувствуя в себе желание…жить.
…. В зеркале двое.
- Она больше не вспомнит тебя?
- Когда придёт время, я верну ей  память. Пусть окрепнет, Душа моя…
*Занавес*

Отредактировано Vедьма Марго (2012-03-04 20:27:11)

0

13

Vедьма Марго
спасибо, что наполняешь это место своим колдовством...)
ничего подобного я нигде не встречала...
твое творчество уникально и неповторимо... не останавливайся...)
Браво!

http://uploads.ru/t/V/g/7/Vg7St.jpg

0

14

Для Сероглазая)

Небо и Земля
Они сидели на полуразрушенной стене Замка- над- водой и смотрели вдаль, туда, где соединяется  несоединимое..
- Хм.. – задумчиво произнёс Он, - они никогда не будут вместе, никогда не прижмут свои тела… Только смотреть, только слушать, только любить…
- Ты о чём? – удивлённо спросила Она, украдкой взглянув на него.
-Небо и Земля… – ты только взгляни на них – на его губах появилась мечтательная улыбка. -  Чур, я Небо.
Она улыбнулась в ответ, принимая, лишь им известную, игру. Они прикрыли глаза и сквозь темноту век, стали пробиваться яркие краски фантазий, Их мир стал оживать..
- Люблю, когда небо тяжёлое, свинцовое, будто давит на землю... вжимаясь в неё. Ладно, согласна, быть самой чудесной и разнообразной, непостижимой и неизведанной... землёй.
- Я буду теребить твою бугристую поверхность буйными ветрами – проговорил низким голосом  Он.
- Я буду прогибаться навстречу, подставляя шелковые косы трав под твои нежные руки – пропела Земля.
- Я окутываю верхушки твоих гор мягкими влажными облаками – прошептал Небо.
-  я склонюсь  пред тобою, когда ты в гневном нраве, берёзкой тонкою, до самых ног твоих - прошелестела Она.
- Залью тебя хорошенько тропическими ливнями – застучал каплями Небо.
- Подниму свои тонкие руки-деревья, чтобы встретить твой дождь озорной, омываясь которым, я вновь стаю молодой – вздохнула Земля.
- Развлеку тебя яркой радугой и феерией полярных сияний – засмеялся Он.
- В белом платье я встречу тебя на пороге, когда ты уставшими тучами, снежными, покажешься там, в высоте – улыбнулась Она.
- А на самом пике страсти между нами возникнет молния! – прогромыхал Небо.
- Зажигая во мне вулканы, которые салютуют тебе, выбрасываю горячую лаву – сладкий стон пробежался по телу Земли.
- И много-много ароматного дыма и пепла, что обволакивают меня – грустно вздохнул Небо
- Я буду глядеть на тебя голубыми глазами озёр и понимать, что никогда не прикоснусь к тебе, моё небо – печально прошептала  Земля.
И если бы кто-то побывал в этот миг в окрестностях, то увидел бы странные явления в небе,   почувствовал лёгкую дрожь земли и две парящие, над стенами Замка, фигуры, рисующие в воздухе золотые руны Любви.
Но никто этого так и не увидел…

+1

15

Vедьма Марго
СПАСИБО!!!))))))
Нет слов))))

:shine:

0

16

Дождь
Дождь не может быть вечным... (с)

Когда – то она любила дождь… и могла часами смотреть на капли, скользящие по стеклу, сравнивая их с живыми человечками, пытаясь проследить за жизнью каждой их них и заметить самую живучую.
Когда-то она любила стоять, подставляя лицо тёплому летнему дождю, задыхаясь от счастья и восторженно улыбаясь, чувствуя, как сильные капли бьют по лицу, смывая все печали. Она любила чувствовать, как ручейки воды, пробираясь под платье, скользят по тёплой спине, охлаждая её. Стоя под дождём, она ощущала неземное блаженство и не смотря на то, что зубы начинали выбивать дробь, она становилась безгранично счастливой, ведь дождь менял её. Он приносил ей душевное спокойствие, придавая сил и даря вдохновение…
Когда-то она была художницей, и весь мир воспринимала так ярко, как никто другой… Её глаза видели всё более чётко, она замечала такие детали, какие не мог заметить ни один другой человек.
Она любила жизнь... Для неё каждый день был особенным, и будто боясь, что-то пропустить, она шагала по жизни с широко раскрытыми глазами и нежной, загадочной улыбкой на полных, чуть припухших губах.
Она писала свои картины по памяти... Бродя по городу и впитывая в себя цвета, образы и настроения площадей, парков, скверов… , которые зайдя в свою студию оставляла на холсте…
Она любила писать дождь…
Каждый раз, заходя в дом промокшей, с лёгкой улыбкой на губах, она меняла платье и подходила к мольберту, на ходу поправляя мелкие кудри своих влажных волос…
Её дождь был разным…
Вот он – мелкий и шаловливый, как рыжий мальчишка из соседнего двора, которого соседи вечно ругали за его проказы…
Вот он – тяжёлый и размеренный, заставляющий спешащих людей сильнее согнуться под его напором и прибавить шаг…
А тут он – весельчак, который быстро стучит по черепичным крышам домов и парковым лавочкам, разбиваясь о них и задорно подпрыгивая…
Она любила дождь ещё и за то, что встретила - Его …
Она не спеша брела по алее..., вымокшая до нитки…, босая и печальная, когда её догнал Он…, чтобы укрыть под свои большим, чёрным зонтом…
С тех пор он всегда приходил в дождь…
Она знала, что лишь, когда с неба начнут падать первые капли… появится Он…, для того, чтобы любить и приносить радость в её одинокий дом…
Он умирала, засыхала в те дни, когда на небе единоправно хозяйничало солнце, выжигая под собой всё живое, стирая яркость красок, испаряя влагу из воздуха.
Тогда она погибала без Него... И каждый день всматривалась в небо, надеясь увидеть, хоть небольшой намёк на дождевое облако…, она ждала Его…
Ей несказанно повезло с этим летом, оно было очень дождливое и солнечные дни можно было пересчитать на пальцах. Люди роптали на дождь и сетовали на мокрое лето, а она тихо радовалась…, значит Он придёт к ней.
Она любила его…, он был её Раем, её наслаждением и её безумием…
Такой как он, бывает один раз на всю жизнь… один раз…
Она часто вставала ночью, когда он засыпал, и смотрела с необыкновенной нежность на его лицо, будто пытаясь вобрать в себя все его черты, оставить на память….
Каждый раз уходя Он оставлял ей надежду на скорую встречу… Но не сегодня…
Он ушёл, когда лил дождь, а день был серым, унылым… Он ушёл… Она знала, чувствовал, что навсегда… он больше не вернётся….
И вот, снова дождь…, но это другой, злой дождь, колотящий беспощадным кулаком в её окно, будто пытаясь проникнуть в дом и забрать единственное, что принадлежало ей – воспоминания…. Она никогда не сможет Его забыть…
Поначалу она плакала по ночам и умоляла Его отпустить её душу, ведь она не могла жить без Него…, но ночь и дождь за окном оставались глухи к её просьбам…, и ей порой казалось, что Он был лишь сном…, коротким, но счастливым сном. А сон со временем стирается с памяти… навсегда…
Она написала его портрет по памяти, по тех мелочах, которые были ей так дороги, и так ею любимы… Это было последняя её работа – Он.
Когда-то она любила дождь…
Теперь она просто просила у дождя вернуть ей того, кого он подарил…, а потом забрал – Его… Но злой дождь – не отдавал…
Дождь прошёл…, она стояла на крыльце…, вдыхая свежий ночной воздух,… и озябшими пальцами писала на окне, мокрыми чернилами дождя, прощальное письмо, своей последней любви…
От Него у неё остался лишь портрет и ….то, что дождь никогда не сможет отобрать…
Она опустил руку на свой живот… и печально улыбнулась….
Когда-то она любила Дождь…

0

17

Всем любителям кошек посвящается... И не только им)

Баста
Я медленно открываю глаза..., вернее лишь приоткрываю, ...так, чтобы взглянуть... на него.
Мимоходом я пробегаю взглядом по его бледному лицу, закрытых глазах..., останавливаюсь на неплотно прикрытых губах... , и слушаю его дыхание.. Прерывистое, тяжёлое, будто после многих часов бега... Он не спит, пытается, но не может...
Я пододвигаюсь поближе..., подставляю своё гибкое тело под его горячую руку, требуя, чтобы он возобновил свои ласки... Он попытался улыбнуться и рукой прошёлся по моей спине..., я зажмурив глаза прогнулась, выгибаясь так, чтобы он прикоснулся к каждой моей клеточке...
Я люблю, когда меня гладят, это наверное... самая большая моя слабость... Но его рука быстро устаёт...и , обессиленно остаётся лежать на мне...Он исчерпан...
Я мягко, стараясь не потревожить, выбираюсь из под руки и ложусь ему на грудь... Дыхание у него становится ещё тяжелей...,и мне это совсем не нравится... Я приблизилась к его лицу и увидела крупные градины пота, покрывавшие уже раскрасневшиеся щёки, горячий лоб...Жар...Его глаза также закрыты...
Я подобралась к его приоткрытому рту и очень бережно... нежно, едва прикасаясь к губам стала... пить его дыхание...
Он этого никогда не вспомнит и никогда не узнает...
Мне жар не страшен..., мне вообще ничего не страшно.... Всё, что я в себя вбирала, во мне расщеплялось, ... исчезало...
Ему становилось лучше..., грудь перестала так сильно вздыматься и спустя несколько минут он облегчённо вздохнул, и уснул... Спи..., это лучшее для тебя..., а я постерегу твой сон...
Я с ним уже полгода. Он меня полюбил, как только увидел..., я это почувствовала сразу... Я его искала долго..., и вовремя нашла..., ещё был шанс... Это сейчас я могу сказать, что всё позади...и, он будет жить..., но тогда... я в этом не была уверенна..., боялась, что опоздала....Слишком я была далеко. Я пришла к нему из.... этого нельзя знать ему.
Он спит... Это хорошо... Теперь, я могу сделать то, что от меня требовалось, выполнить свою миссию в его жизни... Я уселась на его грудь, на которой проспала эти полгода, и стала смотреть на его закрытые веки, пока они резко не открылись.
Я ловлю его спящий взгляд...
После захода солнца происходит трансформация с моими глазами и я смотрю на этот мир расширенными зрачками, круглыми, светящимися... Если бы он взглянул мне в глаза сейчас, он бы многое увидел...мои глаза - это окна в другие миры..., но никому не позволено туда заглядывать..., даже ему.
Я открылась, и из его глаз полилась эта тёмная, злобная тень, убивающая его..., его болезнь... Он стал метаться ..., мокрые волосы прилипали ко лбу и щекам, но я удерживала его взгляд...
Я забрала её в себя..., там она и растворится, оставив его в покое.
Он устал..., я отпустила, и его голова упала на подушку. Он всё ещё спал..., но это был другой сон, сон выздоравливающего человека... Он будет жить долго... Я знала...
Я не хотела от него уходить..., я любила его..., а ведь я так давно никого не любила...., Два, три века? Но я должна идти дальше.
Я его встречу ещё..., но он уже будет в другом облике, да и я буду другой.... Я это знала...
Я ещё раз взглянула на него и осторожно потёрлась о его щёку...
Я очень люблю, когда меня гладят, это не единственная ли моя слабость..., впрочем , как у каждой кошки.
Я ухожу... Куда пойду, ещё не знаю... Туда, где смогу помочь..., смогу спасти жизнь..., к тому кто меня позовёт...
Ведь я Баста - Священная кошка...
Я спасаю жизнь... Зовите... Я иду....

0

18

Я нашла определению Твоему стилю, Маргоша, это поэтическая лирика прозы, которую, читая, переживаешь. Попыталась прочесть одному человеку вслух - не получилось. Мое членение текста на интанационно-смысловые отрезки не совпадает с Твоей авторской пунктуацией. Поняла почему: Ты не пишешь, Ты так чувствуешь. Пересказать то, что Ты пишешь - невозможно: нет сюжета, но он совершенно не нужен, его с успехом заменяет динамика эмоциональных переживаний лирических героев. 

Относительно героини Твой поэтической прозы скажу словами Стива Харви из его психологической повести "Поступай как женщина, думай как мужчина": "Ничто на этой планете не может сравниться с любовью женщины — ее любовь добра и сострадательна, терпелива и заботлива, щедра, сладка и безоговорочна. Чиста. Если она выбрала СВОЕГО МУЖЧИНУ, то пойдет за ним в огонь и воду независимо от того, что он делает, несмотря на рискованность его безумных поступков, на время и обстоятельства. Если она выбрала своего мужчину, то будет говорите с ним до тех пор, пока не останется слов, поддержит, если он будет в состоянии крайнего отчаяния или безысходности, обнимет, когда он заболеет, и будет радоваться вместе с ним, когда он достигнет вершины успеха.
И если он — ее мужчина, и эта женщина любит его — действительно любит вас! — она будет сдувать с него пылинки, подбадривать, когда он не в духе, защищать, даже если не уверена в том, что он прав, внимать каждому его слову, даже если он говорит то, что совсем не заслуживает внимания. Независимо от того, что он делает, независимо от того, сколько раз друзья напоминают ей, что он никчемен, независимо от того, сколько раз он ставит крест на этих отношениях, она будет посвящать ему всю себя. И будет продолжать завоевывать его сердце, даже если он делает вид, что все ее попытки доказать, что она — его Единственная, совсем не убедительны.
Такова женская любовь — она выдерживает испытание временем, логикой и обстоятельствами." (Стив Харви "Поступай как женщина, думай как мужчина")

0

19

Бесподобно!

0

20

Прочитал Ваше творение и сижу в ступоре!))
Очень понравилось!
Так живо и столько эмоций) По настоящему красиво!
ТВОРИТЕ!!! КОЛДУЙТЕ!!! ПИШИТЕ!!!
Жду с нетерпением следующих Ваших рассказов!))
С уважением Майк

0

21

Сквозь время и расстояние стремлюсь я к тебе...
Я вижу тебя, я увидела облик там, в темноте. Ты стоишь спиной ко мне, но это ты. Эта боль, которая преследовала меня, отхлынула и в душе взорвалась волна отчаянной радости и безумного желания прикоснуться к тебе. Я не иду, я мчусь, я разрываю воздух своим телом, лишь бы быстрее, лишь к тебе, лишь поближе. Так долго. Сто, тысячу, десять тысяч километров разделяют нас, но это не важно, это пустяки. Главное, что ты есть, я знаю это, я вижу тебя. Я преодолею все расстояния, только не двигайся, только дождись меня, только не исчезай. Я возьму билет на самолёт, на воздушный шар, на корабль, автостопом, попрошусь в цыганскую кибитку, но я домчусь. Я продам дом, продам душу, буду продавать тело, только бы к тебе, только бы добраться, только не исчезай. Ведь я же твоя, твоя душа, а человек без души не может быть, не может… Жди меня и я приду. В арктическую стужу, босая, в рванье, с огнём в сердце, но я приду. По жаре Сахары, с обожжёнными губами и ледяной уверенностью, я доползу. Среди волн не потеряюсь, не утону, не погибну, стану русалкой, дельфином, но доплыву. По горам полезу, обрывая надежду, и сжимая крепко зубами веру, но доберусь. Взмахну крыльями и вознесусь к облакам, туда, где не летает никто, но там пролечу я, затаив дыхание и неся свой вздох, свой стон для тебя. Только жди меня. Не отрекись, не предай, не забудь, не вытри меня , как ненужную запись в блокноте. Просто люби и верь мне, верь в меня. Я отдам всю себя, до единой капли крови, только жди.. Я дойду. Пусть говорят, что глупа, что странна, что больна, что без ума, что тебя нет, но я знаю, где ты, я знаю. Я приду. За тебя убью, прокляну, предам, совращу, обману, украду, но никогда, слышишь, не уйду и не оставлю, не истаю, не обессилю. Любую беду, горе, боль я возьму на себя, я разделю всё, что тяжело для тебя одного, я подставлю плечо, оботру горячечный пот, защищу спину и уйду в твою тень, не затягивая удавку преданности и нрава. Я та, кто всегда, слышишь, навсегда твоя. И никто не поймёт. Я выдержу всё, что может вынести человек, но лишь дождись. Дождись, когда я сорвусь, когда смогу разрушить правила, обвести вокруг пальца, своей адекватностью, всех, переступив свой страх, и удрать ото всех к тебе.
Я подниму руки и обниму твоё лицо, не унять дрожь в пальцах, когда я едва касаясь, стану проводить по твоим губам, по скулам, вискам, твоим прикрытым глазам. Смотри на меня, дай мне тот свет, который исходит из них. Не опускай взгляд. Я приближу к тебе свои немые губы и наконец-то откажусь от безмолвия произнесу: «Люблю, тебя» Ты только останься там, где ты сейчас, там, где я тебя порой вижу. Дождись меня, и не оставляй одну с отчаянием и тоской, одну с самой собой. Только не сейчас.
Я лучшая, ты же знаешь, я такая, какой ты меня представишь, какой хочешь видеть, я всегда такая. Я храбрая и слабая, я скромная и распутная, я холодная и обжигающая, нежная, преданная, я без ограничений, я пуританка, я умна, хитра, расчётлива, бесхитростна и наивна, я не ревнива, я взрывная, я твоя, я для тебя, я сделана под тебя. Только верь мне и жди. Я найду путь к тебе. Навсегда с тобой, только с тобой. В жизни и в посмертье. Ведь я полюбила тебя с первого слова, с первой мысли, с первого поцелуя, тебя, похитившего мою душу.

+2

22

Vедьма Марго написал(а):

Сквозь время и расстояние стремлюсь я к тебе...

Удивительный рассказ!
Болезненно щемящий душу желанием счастья прикосновения к любимому человеку.
Спасибо Тебе, Марго, за приятное погружение в таинственную тягучесть переживаний лирической героини Твоего рассказа.

Vедьма Марго написал(а):

Эта боль, которая преследовала меня, отхлынула и в душе взорвалась волна отчаянной радости и безумного желания прикоснуться к тебе.

Необыкновенно точно передан момент зарождения виртуального чувства:

Vедьма Марго написал(а):

Ведь я полюбила тебя с первого слова, с первой мысли, с первого поцелуя, тебя, похитившего мою душу.

Спору нет, виртуальные возлюбленные могут быть только такими:

Vедьма Марго написал(а):

Я лучшая, ты же знаешь, я такая, какой ты меня представишь, какой хочешь видеть, я всегда такая.

0

23

Осколки любви

Она
Она жила, Она была,  и шла по бритве жизни.
Легко, беспечно, не страшась...
Брала, что дарено судьбой  и не роптала, не просила,
А только мило  улыбаясь, считала этот мир красивым.
Любила сны, листву  и рисовать дождём, по мокрым стенам мирозданья.
Дарила жизнь, любовь и счастье своим мечтам,
И,  окунув перо, в тушь тьмы ночной, писала жизни разным существам, 
Надеясь, что  где-то там, в  другом конце вселенной,
Родился тот,  кто станет истинно счастливым. 
Её наивность удивляла и поражала всех порой,
Но такова была Она, и это очень умиляло.
Раскрыв глаза, ловила те мгновения, что так легко увидеть,
Открытым сердцем, не запорошенным тоской.
***
В её душе пели золотые  бабочки, когда Она видела радугу на ясном небе,
и с губ слетали лепестки медовых улыбок, когда  майский дождик расцеловывал её тёплыми каплями.  А вдыхая аромат лесных полян, Она дымкой  взлетала к белым  облакам, кружа звоном первоцветов.
***
Она любила жизнь, любовь и ветер.
Шептала странные слова, сплетая нити заговоров на удачу,
И ворожила на блаженство искренних сердец.
Внутри  рождалось столько нежности  и ласки,  что ей  казалось,
Могла весь мир окутать  кружевом  любви, даря её частички тем,
Кто ждал, надеялся и верил.
В ней не было притворства и коварства, хоть и звалася ведьмою лесной,
И не было в её, спокойном,  тёмно-карем взоре,  злодейских замыслов,
Которые так любят тёмные создания.
Ни зависти, ни злости, лишь слабая улыбка на губах, и  в глубине  очей, лишь теплота.
***
Она любила хрустальный воздух и звенящую прозрачность вод озёр и рек, высокие склоны, с которых умела летать  и аромат времён года, которые вбирала собой, неся воспоминания о летней прохладе и зимнем тепле, осенних песнях листьев и весенней сладости сока.
***
Дух леса, был  единственным ей  другом,  что охраняя,  тенью  рядом  шёл всегда.
Едва  завидев, он одаривал улыбкой нежной , вплетая в  косы  ветрениц цветы,
Врывался  в дом к ней с  ландышей букетом, кормил малиной из ладонь,
Дарил поляны с жёлтым солнцем и сиреневатым небом,
Дух пел ей  песни соснами и тонкими берёзами,
Баюкая журчанием ручья,
Укрыв, махровым небом с мириадами созвездий.
Он прятал её душу  от злых, недобрых глаз.
***
Осенним тёплым днём, прикрыв глаза,
Неслась по тонким тропкам, ведомым лишь ей.
Она спешила в некуда, лишь  за порывом сердца.
Стремясь к своей судьбе, к  своей тоске,
К тому, кто ей подарит сладко-горькие мгновенья.
***
Он
Он  сильным  был и храбрым, немного дерзок,  духом креп.
Любил свой мир  отчаянно и сильно, и за него готов пойти на перекор  всему.
В его глазах плескался  ум живой, уверенность, упрямство.
Он любопытством  искренним ведомый, однажды увидав, решил познать Её поближе.
Что это было для него? Игрой иль странным новым увлеченьем, никто не знает.
Но Он решил Её найти.
И вот по проведенью судеб, они столкнулись,
Как две реки вливаются в одну, как две строки сливаясь, становятся единым целым,
Так и они с единого прикосновения, становятся близки..
Он бережно хранил Её, боясь сломать такую трепетную душу,
Дышал он ею, забывая о сне и мире где он  жил.
***
Виделась ему в  любом уголке, в каждой мысли жила, в  мечтах была, лишь Она.
И поверил он в то волшебство, о котором  раньше не ведал.
Он полюбил её улыбку средь зимы, её касанье губ с ароматом земляники, её застенчивость и странность. 
***
Она
Она доверилась ему, отдав живое сердце и зачарованную душу,
И растворилась в нём, как капелька слезы в огромном океане сладких грёз.
И стала прирастать к нему, раскрыв объятья, жизнь и душу, в которой кутала его любовь.
Так сладко вместе было им, так горько было расставаться, что мир тускнел, когда Он уходил.
Она  так сильно полюбила, что мир листвы готова была сменить на камень холода и сталь.
И на вопрос его, «Ты ведь моя»,
Она с улыбкой отвечала «Да, твоя навеки».
И этой мыслью тешилась душа,
Ведь Он ей стал, как зренье для слепого,
Глотком воды среди пустыни,
Любимым солнцем на жизнесводе.
***
Они
Они боялись потерять друг друга, склонясь над  чувствами, Которые, как вихрь ворвались в жизни их.
Они смеялись и мечтали, дарили ласки сутки напролёт, не помня своих жизней вне их мира.
И были счастливы уж тем, что  неожиданно нашли друг друга.
Он пил снежинки из её ресниц и угощал красивыми стихами, которые шептал, сквозь вьюги и метели, склоняясь над её кудрявой головой.
Она смеялась мягкими губами,  искрясь, как паутинка с капелькой росы, на ярком солнце, что всходило, когда  лишь рядом слышала его.
Капелью нежных поцелуев, ласкал Он пальчики её, срывая стебли полевых цветов и вкладывая между ними, сплетал венок своей любви  и отдавал Он ей её отныне.
Их смех, взрывался среди леса, волшебной дымкой ярких искр, и улетая в поднебесье, рождал он новые мечты, в которых были «Я и ТЫ»
***
Они
И вот, Она читала заклинания на неизвестном языке,
Которые   нашёл Он  на руинах, бродя в далёкой стороне.
И слушая её любимый голос, Он верил,
Что заколдует этими словами, запутая их жизненити,
Связав в один тугой клубок .
Она, конечно знала, что слово брошенное в воздух,
Стаёт безумно   сильным заклинанием,
Но, в этот раз она не знала что читала, поверив на слово ему.
Губительной силой оживляя слова на странном, диком языке.
Она прочла, а он ответил, она продолжила вторя и очень поздно поняла,
Что разрушают они мир, в котором так хотели жить.
И тьма, с её  кислотным взглядом, ворвалась в запертую дверь,
Сломя все обереги и  колдовские знаки, которые хранили этот мир.
Увидев во взгляде того, кто был солнцем, чернеющий  дым попелищ,
Услыша  из ласковых уст,  очень злые слова,
Что как   хлыст, полоснул по векам прикрытым,  она взорвалась!
***
Она
Как брызги, упавшие в жаркий песок, она умирала.
Как сорванный грубой рукою тюльпан, она увядала.
Как боль, излеченная из тела больного, она уходила.
Истаяв, как снег на ладони…
Он громко смеялся над тем, что любил так,
Он сжёг то, что раньше берёг и хранил,
Оставив Её, он ушёл и казалось навеки в мир мрака её поселив.
И стоя над пропастью, той, что возникла, когда он исчез навсегда,
Она изменяла свой лик, становилась, холодным и злым существом.
Душа очерствела, и сердце замёрзло, и не было больше желания жить,
Она запретила отныне и довеку, себе, как прежде любить.
Жестоко играя чужими сердцами, она поглощала все чувства даримые ей,
Топча, разрушая, всех  тех, кто был рядышком с ней..
В ней тьма говорила, чудными словами, желанием всем отомстить,
За тех, кто любили, за тех, кто хранили, за тех, кто сейчас от любви умирал…
***
И лес изменился,  став страшным и мрачным,
Никто не хотел к нему подходить,
Ведь ведьма живёт  в нём, что душу вошедшему, сразу  испьёт.
И храбрые пали, что рискнуть захотели, попав под удар чар её,
Они закружили, себя позабыли, в темнице у ведьмы пропав.
Она бесновалась, как фурия злая, сминая у себя на пути
Весенние сказки и тёплые ласки, и облако счастья,
Цветные узоры цветочных полян...
***
Но вдруг, кто-то нежно, с тоскою окликнув, и глядя упрямо в глаза,
Сказал ей: “Ну, что  же ты делаешь..., ведьма лесная? Зачем? Ты же губишь себя”
И тёплой ладонью накрыв её очи, дух леса, шептал ей слова,
Которые тьму разгоняли и веру вселяли, что будут ещё времена,
Когда голубые туманы прижмут  к себе сочные травы и можно пройтись босяком,
Целуя рассветы и нежась в закатах, упасть в синеву полевых васильков.
И лопнули струны, холодной отрывы, сжимавшее сердце её
И взор просветлился, и губы  открылись, вдыхая трепещущий звон
Росы предрассветной, и неба живого, и леса малиновый вкус.
Она оседала, но сильные руки, её удержали, за плечи обняв
И  вдруг уложили  в лечебные травы, волшебные косы, которых излечат её.
Дух леса был рядом, её обнимая, он рану на сердце заштопывать стал,
Лесными цветами, и силой деревьев, упрямством ручьёв, тишиной.
Она отходила от злобного мрака, она возвращалась домой,
Где  тёплым дыханьем будет согрета, где больше никто не обидит её.
И тот, что шёл рядом, никогда не оставит, стерев, что болело внутри.
И больше не стало в лесу этом ведьмы, и духа не видно уже,
Покинули оба они эти земли, уйдя в приоткрывшийся мир,
Где не было боли, где счастьем светились его голубые глаза.
Отныне, в том мире они поселились, дух леса и нимфа его.
Занавес.

+2

24

http://uploads.ru/t/c/l/X/clXw3.jpg

Виртуальная любовь...
Расстояние, время, миллионы людей,
Сотни мелких проблем,  были  в мире у каждого особы. 
Они жили в кругу своих близких друзей,
Погружаясь в  серые будни.
У них было всё, они жили довольно, пока не сошлись их пути,
Их пути в интернетной, коварной сети....
Неловкие приветствия и странные молчания,
Улыбки и мечтания - всё без разочарования,
Вдруг появилось там,
Где, буквы, мелким почерком выстраивались в очередь,
Чтобы наполнить смыслом сложение строки.
Он обнимал сквозь буковки и целовал словами,
Она смеялась россыпью волшебных, сладких слов.
Они носились вместе, в огромном тесном мире,
Который и придумали..., где были лишь они.
Она ласкала нежностью, дарила откровенности,
А он с восторгом считывал и закрывал глаза,
Чтобы представить искренность и ласковость той женщины,
Что нажимая клавиши печатала ему.
Её слова дурманили, его дарили радость ей,
Они писали вместе историю любви...

Отредактировано Vедьма Марго (2012-05-27 11:09:14)

+1

25

Vедьма Марго написал(а):

Они писали вместе историю любви...

Миллионы таких историй написаны людьми за годы существования человечества.
Сначала это были письма, которые от станции к станции перевозили почтовые кареты. Их ждали долгими месяцами.
Сейчас - это мгновенные сообщения.
Сначала любовь водила гусиным пером, теперь водит мышкой, но суть от этого ничуть не изменилась.
Нет конца прекрасным любовным историям, написанным в четыре руки, и дай Бог, чтобы никогда не было.

Спасибо тебе, Маргоша, за твои чувственные миниатюры о все той же любви, счастливой и несчастной, парящей в небесах и поникшей, как жухлая листва.

С нетерпением жду новых всплесков твоей чувственности на страницах нашего творческого форума.

+2

26

Спасибо на добром слове.

Клиент написал(а):

Сначало это были письма, которые от станции к станции перевозили почтовые кареты. Их ждали долгими месяцами.
Сейчас - это мгновенные сообщения.
Сначала любовь водила гусиным пером, теперь водит мышкой, но суть от этого ничуть не изменилась.


Я однажды над этим задумалась, а когда я задумываюсь -  это выливается в размышлёныши, вот такие, как это:
Живые и мёртвые... письма
Я давно не писала писем...Ну, как раньше, по старинке. С вырванным, двойным листком, из средины тетрадки в линейку. С конвертом, который заклеиваешь, проведя языком по липкой  полоске…Мне жутко нравился этот процесс, особенно написание индекса, и адреса)
Как всё же, здорово было начинать письмо такими простыми приветствиями: "Любимая бабушка, родная сестрёнка, самый лучшие мамочка и  папочка"… А потом пересказывать события, которые произошли с тобой за достаточно длинный или совсем короткий срок, ведь это было самым распространённым способом поведать о своей жизни и узнать о бытие любимых людей. Не было мобильных телефонов и электронной почты, а были письма... с почерком, с воспоминаниями, с кусочком чьей-то генетической памяти, которые перечитываешь и понимаешь, что их писал живой человек, да и они сами-то были живыми... эти листочки с корявыми или не очень буквами...
И пусть они шли долгие дни, даже недели, но ты ждала их, чтобы узнать содержание и быстрее ответить, ведь там их тоже ждут)
Сейчас ждать не нужно, написал, нажал "отправить" и всё, через несколько минут, жди ответа...
Магия писем в конвертах исчезла, сминаемая прогрессом...
Современные технологии - это удобно, быстро, но смысл от содержимого обезличен и теряется… Порой кажется, что это сообщение написанное не кем-то любящим, родным, а чем-то неодушевлённым и нечеловеческим, хотя на клавишу жал, именно тот, от кого ты ждёшь ответ.
Нужно вспомнить, то что было забыто и, взяв листок в линейку и написать письмо, начиная словами "Привет, дорогой мой...", заклеить, записать адрес и бросить в ящик с надписью «Почта»... Пусть летит туда, где его будут ждать, чтобы прочесть и написать ответ, который также будет написан на листах, в клеточку, но с почерком, а не выставленным шрифтом и размером...

0

27

Никогда...
Стоишь и смотришь на небо. Чистое. Весеннее. Высокое. Чужое. Одинокое. Без тебя. И понимаешь, что...
Мы никогда не сможем сидеть на лавке и глядеть в него вместе.
Никогда не будем собирать осенние листья и обсыпать ими друг дружку.
Ты не догонишь меня, уронив в травяную кровать или устеленную сухой, цветастой листвой постель.
Никогда... не почувствую себя прижатой тобой к земле и не ощущу твоих губ на своих.
Никогда... не пройдусь по парапету, держась за твою крепкую руку.
Никогда... не спрыгну к тебе в объятия, не сольюсь в одно целое.
Никогда...ты не будешь меня кормить мороженным сидя на обочине тротуара.
Никогда... не пройдёмся по ночному городу, когда все-все спят, и проезжая часть дороги никогда не станет нам площадкой для танца под музыку из телефона.
Никогда... не будем сидеть на крыше, смотря вниз и фотографируя город в разное время суток.
Никогда... не полезу в фонтан и не обрызгаю тебя с ног до головы водой, и хохоча от смеха не увижу твоего удивительного лица с лёгким недоумением.
Никогда... не поеду с тобой к морю, не окунусь в прибой твоей страсти. Не пробегусь, убегая от тебя по прибрежному песку, в 5 часов утра.
Никогда... мы  не окунёмся  одетыми в воду и отфыркиваясь не пойдём мокрыми к пансионату.
Никогда... не упаду в сугроб белого, пушистого снега, никогда не получу снежком, никогда не запихаю пригоршней снега тебе за куртку.
НИ-КОГ-ДА.
Никогда у меня не будет всего этого. И пусть тебя нет в моём мире, я, НИКОГДА НЕ ПЕРЕСТАНУ ТЕБЯ ЛЮБИТЬ.

+2

28

Я далеко не литературный критик,.. на мои слова можно не ориентироваться.
Я просто выскажу своё мнение, к которому не обятельно прислушиваться.

"Живые и мёртвые... письма" и "Никогда" - это лучшее из того, что написано на Твоей страничке.
Здесь нет эротической составляющей, колдовского мистицизма, витиеватых словосплетений.
Напротив,
в  "Никогда" - реальная печаль, реальная боль, реальная безысходность;
в "Живых и мёртвых... письмах" - реальная ностальгия.
А реальность всегда круче любой ирриальности, любой виртуальности и любого вымысла.

И хотя Тебе еще прийдется эти миниатюры шлифовать, чтобы в них не было "хохоча от смеха" и "мороженным", их хочется, читая, переживать еще и еще раз.

______________________________

0

29

Преклоняюсь перед твоим талантом.Читаю-и дыхание замирает.Очень красиво.

0

30

ПОЦЕЛУЙ

** Это было написано в эмоциональном порыве, когда ненависть сменялась  страстью....Может это и глупость глупая, но жалко если потеряется. Так что, пусть лежит на видном месте**

В этот момент я поняла, что он меня убьёт, как минимум..., я бы так и сделала, если бы он отмочил, то что себе позволила я...
Его глаза пылали синим огнём..., из них только искры и не сыпались... О, что я там только не увидела, нагло глядя в упор... И ненависть, и презрение, и отвращение...
- Ещё раз так поступишь, я тебе голову откручу, бестолочь, возьмёшь... и оторву руки...- шипел сквозь сомкнутые зубы он. - Ты меня поняла?
Я ни на секунду не испугалась его тона, хотя других бы прошиб холодный пот  от его гневного вида..., других, да, но не меня... Другие его боялись, а я ненавидела..., методично наращивая это чувство ежедневно, ежесекундно... Он ко мне относился аналогично и это нас устраивало.
Как бы описать наши отношения, чтобы вы поняли, хотя вряд ли... Мы испытываем чувство крайней раздражительности др к др уже на протяжении пяти лет, но избежать общения никак не можем, а игнорировать совсем не получается, слишком бурные эмоции... Вот мы и раздражаем, мучаем и достаём любыми способами, ОН - меня, Я - его... Это является главной положительной эмоцией, на которую мы способны... Но в этот раз я посягнула на святое...
- Убери свои руки..., ещё раз прикоснёшься ко мне... придушу... - Я отвечала его же монетой, ударяя по его глазам плетью своей ненависти, стараясь сломать его напор....
Руки с моих плеч он конечно же не убрал, лишь сильнее сжав, словно тисками... Боль меня подстёгивала к решительным действиям, я понимала, что сегодняшняя битва последняя, "выживет лишь один"... Впервые мы соприкоснулись, наш первый телесный контакт - он раздражал ещё больше, нежели обычное присутствие в его обществе...
Вырваться у меня не выйдет в силу его физической подготовки, но подлости у меня предостаточно, а его голова слишком уж близко... Я плотоядно улыбнулась и наклонившись к нему ещё ближе, вцепилась в шею... Я понимала, что он взбесится, но по-другому не отпустит...
- Прокушу...отпусти... - прорычала я...
Говорить было крайне неудобно... Он взвыл, но хватку не ослабил..., я попыталась сделать ему ещё больней, но продырявить его шкуру особого желания не было... Была лишь жуткая боль в руках и солёный привкус его кожи во рту... Секундное послабление и его рука схватила мои волосы... Наматывая их себе на ладонь, он произнёс:
- Не отпустишь, лишишься их..., вырву к чёрту - и в подтверждение серьёзности своих намерений потянул голову назад.... Я захлебнулась болью..., чёрт, чёрт, чёрт, это было самым слабым моим местом... Дёргая меня за волосы можно причинить мне жуткую боль, но со второй стороны, если это делать нежно...чёрт, можно довести меня до экстаза....
У меня глаза расширились и неконтролируемо покатились слёзы, я по-тихонько стала разжимая зубы, глядя сквозь туман слёз на отпечатки, на его шее... Он этого не простит...
Я готовилась умереть... Последний раз взглянув на своего палача и вложив в свой взгляд насмешку и безразличие, я закрыла глаза, и закинула голову так, чтобы ослабить напряжение на своей несчастной голове...
Я слышала его тяжёлое дыхание у себя на щеке...на губах?
Быстро распахнув глаза я уставилась в его синие щели глаз и почувствовала... Этого не могло быть... Это болевой шок...
Его пересохшие губы были в пару сантиметрах от моих... Я стала отодвигать голову назад, испуганно таращась перед собой, будто по его губам скатывались капли яда...
Но я заблуждалась, если думала, что смогу противостоять его желанию... Он ехидно хмыкнув, резко подался вперёд и впился в мои, не менее обветренные губы... Чувства, эмоции..., опять боль... от грубого вламывания в сомкнутые, насильно раздвигаемые губы...., моё сопротивление сломано и...
Что со мной? У меня вдруг всё поплыло перед глазами, комок..., противно - приятный комок, рождённый внизу живота... стал подниматься к солнечному сплетению и там разорвался на тысячи искр-возбуждения...
Этого я не могла чувствовать..., только не к нему... О... я теряла разум...
Он не оставляли мои безучастные губы в покое..., и я ответила, когда пелена перед глазами растаяла и я могла глядеть на него.
Он глаз не закрывал и также холодно смотрел на меня....
Когда почувствовал, как я зубами, легко, практически нежно захватила его губу и потянула на себя в тот момент, когда, казалось он решил бросить это бесполезное дело - целовать меня, он отпустил мою руку и удобнее перехватил голову под волосами... Я обхватила руками его шею и стала безумствовать в его рту.. Я почувствовала его язык у себя на губе, он нежно лизнул её, потом мягкой лентой проник в меня.... Я вновь задохнулась..., обхватив его язык своими губами,...потом наши языки сплелись в танце двух змей, и опять желание поглотить в себя.... Сколько это продолжалось тяжело сказать, но... я больше так не могла, потому, что понимала, что стала сползать вниз по стволу дерева к которому была прижата... Он, конечно упасть бы не дал, но я не могла больше находится в его объятьях ... слишком жарко и слишком неожиданно... Он отстранился не отводя своего противно-проникновенного взгляда... Я хотела, возмутится, чтобы не пялился или ещё чего-то в этом духе, но.... вдруг поняла, что ненависти не было, она просто исчезла...
Я перевела взгляд на красно-синий след укуса, и закусив нижнюю губу, посмотрела на него с виной в глазах...
- Прости, мне жаль, что я тебя укусила...- я провела пальцем по его шее, не понимая зачем... - И я не должна была брать его... Но это было тебе за...
Мне расхотелось объясняться и оправдываться, вот так...
- Чёрт с ним, - Он улыбнулся? - это стоило того... И знаешь мне не хочется тебе больше досаждать и причинять боль тоже не хочется...
И он приблизившись ко мне, вновь прижав к своему телу, прикоснулся к моим губам, но уже по-другому..., очень нежно, изучающе, возбуждающе....
Да, он убил меня... Своим поцелуем...

Отредактировано Vедьма Марго (2012-08-07 22:08:17)

0


Вы здесь » Виртуальная планета. Творческий форум. » Авторская проза форумчан » Личная страничка Ведьмы Марго


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC